Специально для проекта «Мой депутат»: «Как мы четыре раза обращались к депутату ГД Вере Ганзя и за два года так и не получили ни одного ответа.» (06.04.21)

от редакции Русского Поля: материал подготовлен специально для проекта «Мой депутат»

Совсем недавно наш «Любимый» (в кавычках) депутат Оксана Пушкина сказала действительно правильные слова. Приводим цитату полностью без купюр:

«Уроки, которые я получила, поистине бесценны. Главное, что я поняла, депутатство — это не привилегия, а шанс изменить свою страну к лучшему. Настоящим народным избранником может стать только человек, чье сердце бьется в унисон с сердцами его избирателей. Подлинный законодатель — тот, кто остро чувствует чужую боль, а не прячется от людских страданий в высоких кабинетах на Охотном ряду», — отметила она.

Вот ссылка на Источник

Сказано все действительно очень правильно, тут даже не поспоришь.

На этом фоне впомнилась одна истори общения с депутатом Государственной Дуны от Новосибирской области Ганзя Верой Анатольевной. Постараемся по порядку аккуратно всё рассказать.

Суть следующая: четыре раза мы обращались к депутату Государственной думы Вере Анатольевне Ганзя в 2019-2020 годах. И пока на данный момент не получили ни одного ответа.

Первый раз мы обратились 17 апреля 2019 года.

Обращение от 17 апреля 2019 года было направлено посредством личного обращения в фейсбуке и осталось без ответа. Хотя тема, поднятая в обращении, на наш взгляд, архиважная и касаеся всех — вопрос принудительной вакцинации.

Через два месяца после нашего обращение, 2 июня 2019 года по всей стране прошла акция Иммунный Ответ, в которой приняли участие более пятидесяти городов России, а основные митинги и пикеты прошли в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске.

Было собрано более семидесяти семи тысяч подписей под петицией «Не допустим ограничения прав родителей в сфере вакцинации!»

Ссылка на петицию: https://citizengo.org/ru/fm/169696-ne-dopustim-ogranicheniya-prav-roditeley-v-sfere-vakcinacii

Учитывая тот факт, что вопрос поднятый в обращении от 17 апреля 2019 года не потерял своей актуальности до сих пор, ждём ответа на наше обращение.

Приводим текст обращения:

Уважаемая Вера Анатольевна!
11 апреля 2019 Комитет по охране здоровья провел в Государственной Думе РФ круглый стол на тему: «Отказ от вакцинации: серьезная угроза века. Как избежать эпидемии?». На этом мероприятии предлагалось ограничить права родителей, отказывающихся от прививок, и их детей, наказывать врачей, если они не хотят вакцинировать пациентов и запретить критику вакцинации в СМИ и соцсетях. Эти предложения вызывают у меня серьезное возмущение. Недопустимо добиваться охвата населения прививками с помощью угроз, шантажа и запугивания! Такие подходы подрывают доверие к власти и системе здравоохранения и создают реальные угрозы для
здоровья детей. Любое медицинское решение – это выбор между различными рисками. Никто не имеет права совершать его вместо самих граждан, а в случае детей – их родителей. Любой выбор семьи – и согласие на прививку, и отказ от нее – всегда имеет свои причины и основания. Российские родители вполне сознательны и дееспособны. Каждый из нас в состоянии сделать собственный ответственный и информированный выбор, право на который справедливо гарантировано нам сегодня федеральным законом.
Право родителей принимать медицинские решения в отношении детей должно оставаться неприкосновенным. Родители должны иметь доступ ко всей информации, отражающей различные оценки и точки зрения, и сами определять степень своего доверия к ней. Факт прививки или отказа от нее должен оставаться врачебной тайной. Причины, по которым родители соглашаются на прививки или отказываются от них – это личное дело семьи.
В связи с этим я выступаю категорически против любых ограничений прав родителей или детей в связи с отказом от профилактических прививок, против введения обязательных прививочных паспортов и ограничения свободы информации и дискуссии в отношении вакцинации. Пожалуйста, сделайте все возможное, чтобы подобные предложения, нарушающие права семей с детьми и всех российских граждан, не рассматривались Государственной Думой РФ и не становились частью российского законодательства.
С уважением, Квасницкий Иван Васильевич.

Второе обращение 26 сентября 2019 года

26 сентября 2019 года уже в личном кабинете Государственной Думы было подано следующее обращение № вх2.8-15-118782 от 26.09.2019 г.

Обращение от 26 сентября 2019 года посвящено теме протаскивания через Государственную Думу закона о Семейно-бытовом насилии. В ноябре-декабре 2019 года по стране прошла череда пикетов и митингов.

Петиция против этого закона «Остановим антисемейный закон о «домашнем насилии»!»  собрала более тридцати пяти тысяч подписей.

ссылка: https://www.citizengo.org/ru/fm/174541-ostanovim-antisemeynyy-zakon-o-domashnem-nasilii?tcid%3d61579028

так же, более 180 общественных организаций подписали обращение к президенту

ссылка: https://drive.google.com/file/d/1UWcmQ_RAFYHeLwvPvpgw7EsV7bW23CZN/view

Учитывая тот факт, что вопрос поднятый в обращении от 26 сентября 2019 года не потерял своей актуальности до сих пор, требуем внятного ответа по существу.

Приводим текст обращения:

26.09.19 г.
Депутату ГД седьмого созыва от Новосибирской области
Ганзя Вере Анатольевне
https://www.facebook.com/profile.php?id=100007237624306
от Квасницкого Ивана Васильевича
kvasnitsky.ivan@yandex.ru
сот. 8-983-126-50-80

Уважаемая Вера Анатольевна!

Последнее время СМИ и представители власти нагнетают истерию по теме «семейного насилия», распространяя фейки о цифрах такого насилия. В частности, в одной из последних публикаций «Новой газеты» сообщается о том, что якобы 80% преступлений против детей
совершается в семьях, что не имеет никакой связи с реальностью. По данным ГИАЦ МВД 2018 года, доля «супружеских» преступлений (причем любых, в т.ч. побоев), составляет 12,5% от всех преступлений, а доля родительских преступлений против детей – 11,5%. У нас
остро стоит проблема НЕСЕМЕЙНОГО насилия! Центр по борьбе с насилием против женщин «АННА» (иностранный агент) продолжает
муссировать ложь о «14 тысячах ежегодно убиваемых жен в российских семьях», при том что реальная цифра по данным ГИАЦ МВД на 2015г. – 300. Ложные данные (про 14 тысяч) использованы даже в решении ЕСПЧ по делу «Володина против России».
Спекулируя цифрами, отдельные представители российской власти настаивают на необходимости принятия специального закона о профилактике семейно-бытового насилия. 16 сентября 2019 г. в Совете Федерации проведено заседание по теме законопроекта о семейно-бытовом насилии (СБН) под руководством Галины Кареловой. В рабочую группу входит также Екатерина Лахова, которая сообщила, что законопроект планируют внести в Госдуму уже в конце октября. По ее словам, основная проблема заключается в том, что законодатели, представители исполнительной власти и эксперты никак не могут определиться с единым понятийным аппаратом, что такое бытовое или домашнее насилие.
https://tass.ru/obschestvo/6894015

Мы выступаем категорически против принятия указанного закона!
Закон направлен не на «профилактику» насилия, а на уничтожение семьи посредством введения ложного определения понятия «насилия» и защитных предписаний, выдаваемых лицу, уличенному в «насилии», запрещающих приближение к другим членам семьи,
предусматривающих выселение из жилья. Обсуждаемый в Парламенте законопроект представляет собой полный аналог
законопроекта № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия», который был в 2016 году внесен в ГД депутатом С. Ш. Мурбазаевой и сенатором А. В. Беляковым
( http://asozd2.dum a.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent & RN=1183390-6 ) .

Благодаря общественному сопротивлению прошлая версия ПФЗ была успешно отклонена. Однако некоторые члены Парламента продолжают лоббирование откровенно антисемейного проекта.
Новый законопроект, как и прежний, дает широчайшее определение «насилия», включая в него «психологическое насилие» (в т.ч. угрозы насилия в адрес домашних животных), изъятие документов (нельзя забрать у ребенка паспорт, если он собрался в опасное путешествие!), «принуждение к действиям, ведущим к нарушению психологической
целостности» (абсолютно неопределенное понятие!). Под запретом и такие вариации «экономического насилия» как «воспрепятствование трудовой деятельности» (даже если это ребенок!), лишение человека имущества, на которое он имеет право (недопустимо отобрать
карманные деньги за проступок ребенка!), «принуждение к тяжелому для здоровья труду, в т.ч. несовершеннолетнего» (а ведь и помыть пол, вероятно, тяжело?. В ФРГ есть примеры наказания родителей за вытирание пыли ребенком в качестве помощи мамочке на рабочем
месте). Любая физическая боль (вне зависимости от степени) запрещена в ПФЗ как физическое насилие. Так что банальный шлепок отца разбушевавшемуся ребенку может привести отца к выселению. Очевидно, каким кошмаром обернется применение ФЗ о СБН в случае его принятия! Согласно законопроекту лицам, совершившим «насилие», грозит судебное или полицейское защитное предписание о запрете преследования пострадавших (запрет общения с членами своей семьи, что предполагает выселение из жилья), обязанность прохождения «психологических программ» по перевоспитанию, которыми займутся в т.ч. НКО (ст. 21), причем, никаких ограничений для инагентов нет. Судебное предписание дополнительно может предусматривать обязанность обидчика возмещать расходы на консультирование, пребывание в гостинице, на аренду жилья пострадавшему. «Защитное предписание» полиции должно приниматься незамедлительно «при наличии данных» о насилии, о «попытке его совершения или угрозе насилия». Выписывается предписание по заявлениям любых лиц! (п. 1 ст. 22). Предписание может быть выдано и против воли пострадавшего, если полиция решит, что имеются причины, по которым пострадавший не может выразить согласие (п. 3 ст. 22). Причем, предписание может быть выписано в течение ДВУХ лет после «акта насилия» (п. 5 ст. 17). Действует предписание до 2 месяцев. Но ничто не мешает подавать жалобы против «обидчика» многократно.
Интересно также, что механизмы закона (в т.ч. защитные предписания) могут использовать работники организаций социального обслуживания и иные лица, «если имеются основания полагать, что семейно-бытовой правонарушитель может причинить им моральный, физический, имущественный вред либо воспрепятствовать их законной деятельности» (п. 2 ст. 5)!
Красивая схема по освоению чужого жилья и финансов!
Настораживает также передача широких прав НКО. Согласно ч. 4 ст. 15 «федеральные органы власти, органы власти субъектов РФ и органы местного самоуправления вправе привлекать некоммерческие организации для реализации полномочий, возложенных на них настоящим федеральным законом». Похоже, в том числе – для изъятия детей. Что касается выдачи защитных предписаний, то согласно ч. 3 ст. 15 «некоммерческие организации …
вправе обратиться в органы полиции или суд с заявлением о вынесении защитного или судебного защитного предписания по просьбе пострадавшего либо его законного представителя». Поскольку порядок получения заявления пострадавшего не прописан,
соответствующее «заявление» может оказаться лишь желаемым, а не действительным фактом, особенно, если речь о ребенке. Но пока уполномоченные органы будут выяснять этот вопрос, предписание уже с успехом начнет действовать, разрушая психику пострадавших
членов семьи.
Законопроект вводит также нормы, грубо противоречащие процессуальному законодательству. Проект дает всего 3 дня на обжалование предписания полиции (п. 11 ст. 22). В то же время решения и действия представителей органов власти по действующему закону оспариваются в течение 3 месяцев (ч. 1 ст. 219 Кодекса административного судопроизводства РФ). Из этого понятно, что разработчики законопроекта преследуют цель сохранения в силе незаконных предписаний, поскольку за 3 дня неподготовленный человек не успеет подать жалобу.
За нарушение предписания проектом предусмотрено наказание – вплоть до 15 суток ареста.
В общем – все для разрушения семьи. Очевидно, что законопроект нарушает базовые конституционные права – презумпцию невиновности, неприкосновенность частной жизни, свободу передвижения, неприкосновенность жилья. Е. Лахова заявила якобы «все прекрасно понимают, что без охранного ордера (запрет виновным в домашнем насилии приближаться к своим жертвам) нам никак не обойтись».
Напротив! Родительская общественность не понимает, как такое антиконституционное безобразие можно лоббировать всерьез!!!
Стоит отметить, что справка к законопроекту, подготовленная вышеуказанными «экспертами», содержит массу лживой информации.
Ложь № 1. В справке к законопроекту содержится вранье о том, что якобы 40% всех насильственных преступлений совершается в семье. На самом деле удельный вес официально зарегистрированного «семейного насилия» в отношении женщин составляет 18,7%, а на долю несемейного приходится 81,3% (https://regnum.ru/news/polit/1907690.html).
В отношении детей — доля неродительского насилия за последние годы колебалась от 94 до 88% ( http :// ruskline . ru / monitoring smi /2014/ noyabr / 15/ roditelskaya zhestokost realnost i podtasovki / ). Иными словами, у нас остро стоит проблема несемейного насилия. Не случайно профессор, криминолог, д.ю.н. Д.А. Шестаков отмечает: «Едва ли можно оценить внутри-семейные преступления более отрицательно по сравнению с обычными преступлениями».
Ложь № 2. Согласно справке лоббистов к ПФЗ «в 2018 г. совершено 34 195 преступлений, «связанных с семейно-бытовым насилием».
Тут кроется лукавая подмена. С использованием «бытовых» преступлений, к которым относится и любая кухонная поножовщина между собутыльниками, накручивается статистика «семейной» преступности, путем объединения с «бытовой» в одной категории
«семейно-бытового насилия».
Ложь № 3. Согласно справке лоббистов ПФЗ О СБН «Механизмы профилактики и пресечения СБН на федеральном уровне практически не разработаны». Лоббисты никак не хотят видеть действующие нормы. Приведем хотя бы некоторые.Стоит напомнить, что у нас есть несколько десятков статей УК и КоАП, которые
позволяют защищать граждан в том числе в случае совершения правонарушений (преступлений) в контексте семейных отношений. Среди прочего преследуется и легкий вред здоровью (ст. 115 УК), и побои, не причиняющие вреда здоровью (ст. 6.1.1. КоАП, ст. 116
УК), и оскорбления (ст. 5.61 КоАП). Задачей уголовных наказаний согласно ст. 2 УК РФ является в т.ч. «предупреждение
преступлений».

При этом надо учитывать, что дела частного и частно-публичного обвинения, которые возбуждаются по жалобе потерпевшего, в том числе легкий вред здоровью (ч. 1 ст. 115 УК) и побои (ст. 116 УК), могут быть возбуждены и без такого заявления, если «преступление
совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы» (ч. 4 ст. 20 УПК).
Если у нас проблемой является то, что полиция не возбуждает дела по соответствующим статьям кодексов – то заниматься надо именно этой проблемой — нежелания сотрудников полиции напрячься и поработать. Данный вопрос не должен решаться путем принятия
антисемейного и антиконституционного закона о профилактике СБН!

Полиция обладает целым спектром полезных полномочий также по ФЗ о полиции. В частности, полиция имеет право доставлять граждан, то есть осуществлять их принудительное препровождение, в служебное помещение полиции в целях решения вопроса о задержании гражданина, защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью в случае, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом (п.13 ч.1 ст.13 ФЗ о полиции). Полиция имеет право
доставлять по письменному заявлению граждан в медицинские организации либо в помещение полиции находящихся совместно с ними в жилище граждан в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, если есть основания
полагать, что они могут причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб имуществу (п. 14 ч. 1 ст. 13 ФЗ о полиции)

Что касается уголовного процесса, в Уголовно-процессуальный кодекс РФ введена ст. 105.1 «Запрет определенных действий» как мера пресечения, которая предусматривает в т.ч. запрет приближаться к определенным объектам. Однако такая мера принимается при
наличии реальных признаков преступления (а не надуманных «признаков семейного насилия» по ФЗ о СБН), и в рамках строгих процедур УПК, предусматривающих защиту прав обеих сторон процесса (а не с фактической презумпцией вины обидчика по ПФЗ о
СБН)!

ФЗ РФ от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» предусматривает целый спектр мер защиты, которые могут действовать и до, и после прекращения уголовного дела (ст. 2, ч. 7 ст. 20), в т.ч. личная охрана, охрана имущества, выдача спецсредств индивидуальной защиты, переселение в другое место жительства, помещение в безопасное место.

Различные меры профилактики предусмотрены для «нерадивых» родителей по ФЗ РФ от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (далее – ФЗ № 120). Причем определение
«социально-опасной» семьи, которую надо ставить на учет и контролировать в ФЗ №120 настолько широко, что позволяет при желании заниматься профилактикой практически в
отношении любых семей.

Для освободившихся из мест лишения у нас есть ФЗ РФ от 06.04.2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными их мест лишения свободы». Надзор устанавливается при любых умышленных преступлениях против детей, любых половых
преступлениях, по целому спектру тяжких преступлений и др. Надзор предусматривает в том числе запрет пребывания в определенных местах, запрещение выезда за определенную территорию и тп.

Есть у нас даже ФЗ РФ от 23 июня 2016 г. N 182-ФЗ «Об основах системы
профилактики правонарушений в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 182), который предусматривает массу способов вмешательства в любые ситуации (в т.ч. профилактические беседа, учет, надзор и др.) при наличии признаков «антиобщественного» поведения, которое
определено безобразно широко
(https://ruskline.ru/analitika/2016/07/21/ugrozy_zakona_ob _ osnovah_s istemy_profilaktiki_pravonarushenij ).

Действуют в России и иные законы, которые защищают права граждан в т.ч. при наличии родственно-семейных отношений, в частности, нормы Гражданского кодекса РФ о защите чести и достоинства – но в судебном порядке, с обеспечением состязательности процесса и др.
Однако ничто не может убедить сторонников охранных ордеров по запрету общения членов семьи! Им нужен специальный закон с расплывчатыми основаниями для принудительного разрушения семьи.
Ложь № 4. Согласно справке лоббистов ПФЗ о СБН: «Действующие нормы могут быть применены уже после совершения правонарушения или преступления и не могут влиять на
сокращение СБН». Во-первых, и ордера предполагаются к применению ПОСЛЕ «акта насилия». Во-вторых, ВСЕ вышеперечисленные действующие нормы законов не просто МОГУТ, но и ВЛИЯЮТ на практику. Что касается норм УК и КоАП, надо понимать, что страх наказания — это прекрасное сдерживающее средство, о чем человечеству было известно тысячи лет.
Нормы процессуального характера также препятствуют потенциально возможным правонарушениям.

Ложь № 5. По справке «Сотрудники правоохранительных органов фактически не имеют никаких мер воздействия на семейного дебошира, пока он не совершит насилие».
Во-первых, см. выше нормы ФЗ о полиции, ФЗ№ 120, ФЗ №182.
Во-вторых, неужели нужно расширять права полиции по вмешательству в частную жизнь, устанавливая для этого неопределенные основания!? Нарушение существующей ныне
грани приведет к отмене неприкосновенности частной жизни и иных гарантий Конституции. Лоббисты СБН сокрушаются, что у нас нет наказания за «хулиганство на дому». Однако те проекты, которые мы видели по данному вопросу, вызывают оторопь, ибо позволяют
привлекать к ответственности и за разбитую чашку, и за нецензурные слова на дому (вариации статьи КоАП о хулиганстве «для дома»). Мы не одобряем матерщину, но штрафовать и разрушать семьи за «мат на дому» — это за гранью разумного!

Ложь № 6. Согласно справке лоббистов СБН «Меры, предусмотренные законопроектом, не являются наказаниями». Неужто? Что же такое «наказание»? Это — претерпевание нежелательных последствий
лицом за свои недопустимые действия. Согласно законопроекту лицу, обвиняемому в насилии (которое определяется безобразно широко), будет выписываться защитное предписание (полицией или судом). Этим предписанием будет запрещено «преследование пострадавшего», а также любые попытки выяснить его место пребывания. Кроме того, суд может выселить обидчика из собственного жилья, обязать обидчика оплачивать расходы пострадавшего на консультирование, пребывание в убежище либо аренду жилья, проходить программы психологического
перевоспитания. На время действия предписания обидчик будет стоять на учете в полиции. За нарушение предписания планируется введение ответственности. Ордер может действовать до двух лет.
Чем же как ни наказанием является ордер, выкидывающий человека из собственного жилья и запрещающий общение с другими членами семьи либо их поиск за «насилие»?! Является и «наказанием», и «санкцией»! Однако это наказание вводится хитро и лукаво в обход УК и КоАП. Суровые санкции по закону последуют ВНЕ зависимости от наличия уголовного либо административного дела! Иными словами, невиновное лицо должно претерпевать серьезнейшие ограничения конституционных прав, включая право на свободу передвижения, неприкосновенность личной жизни, неприкосновенность жилья и презумпцию невиновности.

Ложь № 7. Согласно записке лоббистов ПФЗ о СБН создает возможность «восстановления взаимоотношений внутри семьи». Отнюдь! Путем запрета общения и примирения членов семьи можно добиться лишь тотального исключения возможности
восстановления семьи. Список претензий к законопроекту может быть продолжен. Но приведенных выше данных достаточно, чтобы понять, почему общественность так яростно сопротивляется
принятию антисемейного закона.

Ложь № 8. Лоббисты ПФЗ о СБН уверяют, что он успешно себя зарекомендовал за рубежом, приводя в пример Украину и Казахстан. Отнюдь! Приведем некоторые данные по Украине. По данным СМИ основную поддержку Закону в обществе высказывают представители третьего сектора — некоммерческие организации (с зарубежной поддержкой). Однако представители юридического сообщества и
правоохранительных органов Украины, работающие с конкретными случаями, дали законодательным новшествам резко негативную оценку. Следователь Радомышльского отдела полиции Житомирской области Вячеслав Стрембулевич о срочном запрещающем
предписании: «Эти законы пишут люди, которые ни разу не выезжали на семейного насильника. Он зачастую пьяный, ему ваше предписание — до лампочки. Самое действенное, это когда ты забираешь пьяного дебошира и до утра держишь в КПЗ. Тогда и жена довольна, и дети, а «герой» с утра в суде. А все эти «запретительные предписания» — это так, для получения очередного транша» (https://strana.ua/articles/161362-v-ukraine-razreshili-vyseljat-adomashnee-
nasilie-kak-eto-budet-rabotat.html
). Юристы указывают: «Инструментария в руках полицейских предостаточно и без этого. Так, «копы» могли задержать агрессора на три часа, и даже получить «ограничительную санкцию» без очередного перекраивания законов. Но в таком случае согласиться с доводами полисменов должен был не только надзирающий прокурор, а и судья. «Все рычаги в Нацполиции есть, идет подмена понятий, чтобы тем, кто осваивает западное финансирование, было чем отчитаться перед спонсорами. Поясню — и
сейчас могут оградить жертву от насильника по решению суда. Сначала составляется протокол, который передается в суд и на утро выносится админарест. Время до него домашний тиран коротает в обезьяннике, жертва спасена. На утро в 90% случаев ситуации
разруливаются. То есть, по действующему админкодексу полномочий хватало, было бы желание у «копов» работать. Добавили непонятно что», — говорит представитель прокуратуры Киева». Аналогичные отзывы имеют место по Казахстану. И там, и во многих других
странах, закон о СБН лоббировали НКО, связанные с Открытым обществом Сороса, который, признан в РФ нежелательной организацией, что само по себе должно быть поводом для отклонения инициативы по СБН. (Дополнительные негативные данные по практике применения охранных ордеров на Западе см.
https://ruskline.ru/analitika/2016/10/21/zakonoproekt_o_profilaktike_semejnobytovogo_nasiliya_pravovaya_osnova_genocida_semi/).
23.09.19 в С-Петербурге у Смольного прошло пикетирование против этого закона. Граждане намерены продолжать активную борьбу с антиконституционным и антисемейным проектом.

Настоятельно просим принять все меры для того, чтобы законопроект о профилактике семейно-бытового (домашнего, семейного и т.п.) насилия был навсегда снят с повестки дня в России.

Третье обращение от 6 февраля 2020 года

6 февраля 2020 года было отправлено ещё одно обращение № вх2.8-15-15889 от 06.02.2020 г.

Учитывая тот факт, что вопрос поднятый в обращении от 6 февраля 2020 года не потерял своей актуальности до сих пор, требуем внятного ответа по существу.

7 февраля 2020 года в фесбуке написал сообщение о том что в сентябре делал обращение и ответа так и не получил. Вера Анатольевна написала, что проверит и на это всё опять закончилось.

Приводим текст обращения:

Новосибирский Координационный Совет: «Открытое обращение к членам Совета Федерации и депутатам Государствееной Думы» (06.02.20) Ссылка на текст обращения: http://ruspole.org/?p=17110

Четвертое обращение от 25 сентября 2020 года

25 сентября 2020 года через личный кабинет на сайте государственной думы было отправлено ещё одно обращение № вх2.8-15-195116 от 25.09.2020г.

Обращение от 25 сентября 2020 года посвящено теме протаскивания через Государственную Дуду закона о ювенальных экспресс-судах, в народе его называют закон 2К (законопроект Клишаса-Красшенинникова).

Петиция против этого закона 2К: «Мы против экспресс-судов по отобранию детей!» собрала более ста двадцати четырёх тысяч подписей

Ссылка: https://citizengo.org/ru/fm/181032-my-protiv-ekspress-sudov-po-otobraniyu-detey

Учитывая тот факт, что вопрос поднятый в обращении от 25 сентября 2020 года вызвал большой общественный резонанс, требуем внятного ответа по существу.

Вере Анатольевне в фейсбуке было отправлено сообщение следующего содержания:

18 марта 2021 года обращение было передано в приёмную депутата Государственной Думы Веры Ганзя о чём есть отметка. Ждём с нетерпением ответа.

Еще есть интересный момент. Вера Анатольевна не является членом компартии РФ, но и прошлый созыв и на выборы в ГД 2021 года заходит от партии коммунистов. О чём недавно было сообщено на сайте КПРФ Новосибирской области:

20 февраля 2021 года на сайте появилась новость под заголовком: «Новосибирские коммунисты определили кандидатов на выборы в Госдуму«

Выборы в Государственную думу РФ состоятся в сентябре 2021 года. Новосибирские коммунисты активно готовятся к избирательной кампании и выбирают кандидатов. Сегодня на Отчетно-выборной конференции были выбраны кандидатуры для участия в выборах в Государственную думу, которые будет рассматривать Съезд ЦК КПРФ в Москве.

Новосибирский обком КПРФ рекомендовал на выборы в Государственную думу РФ список из 5 человек. Это действующий депутат Государственной думы РФ Вера Ганзя, депутат Заксобрания Новосибирской области Роман Яковлев, кандидат в члены ЦК КПРФ Андрей Жирнов, второй секретарь Новосибирского обкома КПРФ  Ренат Сулейманов, глава Первомайского района Виталий Новоселов.

Выборы в ГД 2021 года — это наш шанс немного придлизить народных избранников к проблемам и нуждам простых людей. А то создаётся устойчивое впечатление —

страшно далеки они от народа…