Александра Машкова: «Всероссийская акция #ИммунныйОтвет. Мы выступаем за права родителей» (11.06.19)

Почему некоторые россияне выступают против обязательной вакцинации?

В начале июня в десятках городов страны прошли акции «Иммунный ответ», в которых суммарно приняли участие несколько тысяч человек. Оппоненты называют участников акции «антипрививочниками», сами они себя — «вакциноскептиками». По словам организаторов акции, они выступают не против прививок как таковых, а за право родителей выбирать, требуется ли их ребенку вакцинация. При этом Всемирная организация здравоохранения и Минздрав РФ однозначно говорят о безопасности вакцин и необходимости их использования (см. врезку в конце текста). О том, какие претензии у вакциноскептиков к правительству, что такое фармацевтическое лобби и что отвечают вакциноскептики на обвинения в невежестве и предрассудках, мы побеседовали с лидером акции Александрой Машковой — общественником, координатором кампаний «CitizenGO Россия».

Александра Машкова на акции «Иммунный ответ»
Александра Машкова на акции «Иммунный ответ»

«Минздрав предложил нарушить Конституцию нашей страны»

— Как возникла акция «Иммунный ответ»?

— Она возникла как реакция на инициативы законодателей и Минздрава, возмутившие людей. 11 апреля прошел круглый стол в Госдуме, где обсуждались разные инициативы. Например, ограничить право родителей решать: прививать им своих детей или нет. Далее, ввести карательные меры в сторону медицинских работников, если они не рекомендуют вакцинировать детей или рекомендуют вакцинировать не в соответствии с нацкалендарем. А также запретить распространять критическую информацию о вакцинации. Предлагалось расширить прививочный календарь, резко сократить количество медотводов и уменьшить возраст прививаемых детей, ввести электронные прививочные паспорта.

Так, например, если задуманный Минздравом законопроект уже бы вступил в силу, то, думаю, наше интервью было бы невозможным, поскольку я собираюсь излагать критические мысли о политике вакцинирования.

Мы считаем, что Минздрав предложил нарушить Конституцию нашей страны. А также наплевал на многочисленные вопросы и предложения граждан, медиков, специалистов, которые безуспешно пытаются указать на факторы, которые заставляют людей отказываться от вакцинации или относиться к ней с осторожностью. Притом что эти вопросы отнюдь не маргинальны и очень спокойно обсуждаются Минздравом, если они не касаются вакцинации.

Родители и прежде неоднократно заявляли, что недопустимо ограничивать их права. Тем более в ситуации, когда за последствия ни Минздрав, ни производители не собираются нести никакой ответственности. Но никогда прежде подобные идеи об ограничении наших прав не обсуждались так нагло. Запись обсуждения круглого стола в Госдуме от 11 апреля попала в поле зрения многих и вызвала небывалое возмущение граждан. Чиновники, законодатели и представители фармкомпаний обсуждали многомиллиардные закупки вакцин и предлагали, как заткнуть тех, кто мешает им сбыть эту продукцию населению.

Сложилась ситуация, когда граждане поняли, что не только никто не собирается их защищать и слушать, но их хотят лишить права хоть как-то обезопасить себя и своих детей. Поэтому родители стихийно объединились и решили отстаивать свои права доступным и законным способом. Так возникла всероссийская акция «Иммунный ответ».

Paul Hennessy/ZUMAPRESS.com

— Вы взялись возглавить это движение, потому что у вас что-то личное и семейное связано с прививками? Или у вас какие-то другие мотивы?

— Мой мотив — справедливость. Лично я заинтересовалась этой проблемой, потому что очевидно, что права семьи ставятся под угрозу. Государство должно уважать любой родительский выбор. Это законно, логично и отвечает здравому смыслу. Так как в случае заболевания именно родитель будет ухаживать за больным ребенком, в случае осложнений именно родитель останется с инвалидом на руках. Все чиновники и эксперты мгновенно исчезнут, если в семью придет беда!

Например, есть такой реальный случай. В судебном решении было доказано поствакцинальное осложнение, при этом в вину матери было фактически поставлено то, что она могла отказаться от прививки, но не отказалась. Получается, что родитель «виноват» и отвечает со всех сторон!

Вот еще важнейший мотив участников движения. Со мной связывались руководители общественных организаций, которые стали таковыми, потому что их дети пострадали от вакцин. Это было доказано судом! Они, обычные люди, столкнулись с тем, что их дети стали инвалидами, а их гоняют, обвиняют и затыкают рты. Доходит до абсурда: «Да, ваши и другие дети пострадали, но вы должны молчать об этом, чтобы не было паники». Это нормально?

Со мной стали связываться медики. Медиков заставляют отказывать в медотводах. Там, где раньше врач уверенно давал отвод, сейчас он должен шепотом увещать родителей писать отказ от вакцинации. Или на страх и риск отправлять на вакцинацию, потому что охват на участке от него тоже требуют. Врач нынче не имеет права высказывать профессиональное мнение, если он, например, сомневается в целесообразности и безопасности той или иной вакцины. Тем более речи быть не может быть о том, чтобы высказывать сомнения публично.

Все эти люди пишут мне, связываются со мной. Трудно остаться равнодушным!

— Со стороны ваша акция воспринимается как протест именно против прививок. Почему прививки вызывают у вас тревогу?

— Кто-то может нас неправильно понять, дескать, мы выступаем против прививок. Нет, мы выступаем за соблюдение элементарных прав граждан в нашей стране. Свободы мнения, права выбора и свободы высказывания. Ваше право — прививаться вам, прививать ли ребенка или нет. И никто не вправе решать это за вас.

Наиболее остро нас сейчас волнуют два момента. Первое. Понятно, что право граждан соглашаться на медицинское вмешательство, то есть прививку, или от него отказаться, должно оставаться неприкосновенным. Об этом даже разговор не должен идти! Но при этом информированное добровольное согласие должно быть действительно информированным и добровольным. А не так, как сейчас. С вами проводят определенную медицинскую манипуляцию. Вы должны иметь возможность узнать о ней все, особенно если это касается вашего ребенка. Прочитайте текст согласия: мы в нем заявляем, что узнали обо всех «возможных поствакцинальных осложнениях». Вы действительно ознакомились со всеми возможными осложнениями? Ваш ребенок полностью здоров и готов подвергнуться воздействию вакцины? Вам полностью знаком состав вакцины, его производитель? Вас, в первую очередь, как родителя, предупредили, как действовать в том случае, если с ребенком будет что-то не то? Вы вообще знаете, что с вашим ребенком может быть что-то не то? И знаете ли вы, что список и описание состояний, к которым вы должны быть готовы и которые должны расследоваться, очень велик?

Вы про колбасу, которую покупаете, знаете больше, чем про препарат, который вводят в кровь вам и вашему ребенку. И если узнаете, что кто-то не дает вам полной информации о заводе-производителе и сроках хранения вакцины, то будете совершенно справедливо возмущаться.

Загляните в поликлинику с этими вопросами. Заодно спросите у врачей, как вам действовать в случае возникновения поствакцинального осложнения. А дальше удивляйтесь.

Второе. Вы знаете, что по законодательству в случае смерти от вакцины государство расщедрится на 30 тысяч рублей? А если ваш ребенок станет инвалидом, то прибавкой к пособию по инвалидности будет одна тысяча рублей. Иногда регионы увеличивают эту сумму. На днях пришла новость, что Рязанская область подняла выплату на 4,3%, и теперь она составит 4809 рублей в месяц. Как думаете, такая новость очень утешит родителей, которые пожертвовали своими детьми во имя «коллективного иммунитета»?

Кстати, все выплаты будут только и исключительно в том случае, если поствакцинальное осложнение доказано, а процедура доказательства невероятно сложна. «После не значит вследствие», не так ли? У нас официально признается только 300 случаев в год.

Это потребует титанических усилий, но никак не изменит ситуацию семьи, ведь по итогу семья получит всего и только тысячу рублей к пособию. Тогда как поддерживающее лечение часто требует колоссальных средств, времени и усилий, поэтому родители говорят, что и смысла доказывать, что причина — именно поствакцинальное осложнение, нет.

Минздрав не отрицает того, что вакцинация несет вполне конкретные риски, но совершать какие-либо действия для уменьшения числа пострадавших не желает. Министерство утверждает, что случаи осложнений очень редки. Отлично! Тогда без проблем можно поднять выплаты минимум до 3–10 миллионов разово и 30–50 тысяч в месяц. А еще более справедливо будет, если выплачивать их будет не государство из народных денег, как это происходит сейчас, а производитель. Представьте себе, какой бы поднялся вой, если в случае авиакатастроф, выплачивали бы семьям по 30 тысяч рублей за потерю их родственника?

При этом есть огромное количество данных, после изучения которых появляются сомнения в разумности текущего подхода. Это медицинская статистика Минздрава, Роспотребнадзора, Всемирной организации здравоохранения, Центра по контролю и профилактике заболеваний США, это исследования вакцин и заболеваемости, это мнения специалистов, показания экспертов в зарубежных судах.

Например, полиомиелит. В 2018 году, по данным ВОЗ, было 33 случая дикого полиомиелита в Афганистане и Пакистане на весь мир. В нашей стране такой полиомиелит регистрировался последний раз во время войны в Чечне в каком-то далеком ауле. И в 2010 году было два случая привозного у детей из Таджикистана, но наши соотечественники им не заразились.

Одновременно с этим в мире зарегистрировано 104 случая вакциноассоциированного, то есть возникшего в результате применения вакцин, паралитического полиомиелита. В России в 2018 году — 0, в 2017 году — 6.

Кстати, ВОЗ не рекомендует применение живой вакцины в странах, свободных от полиомиелита. А таковой наша страна признана очень давно. Почему эту рекомендацию Минздрав игнорирует?

Достаточно посмотреть на дискуссии в социальных сетях, чтобы увидеть: люди, критически относящиеся к вакцинации, ссылаются как раз на научные данные, на результаты исследований, на факты. В ответ обычно звучат сугубо эмоциональные и очень грубые нападки без всякой научной составляющей. Невольно возникает вопрос: позвольте, кто же тут против прогресса и науки на самом деле?

Акция «Иммунный ответ»
Акция «Иммунный ответ» Предоставлено Александрой Машковой

— Как в мире обстоят дела с выплатами в результате поствакцинального осложнения? 

— Мировая практика существует —  это не новость. Например, в США есть специальный фонд, который совершает подобные выплаты. Они могут достигать от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов. В Великобритании существенные выплаты.

Правда, надо быть честными, в США эти суды иногда длятся годами и совсем непросты. И большинство судов заканчивается не победой одной из сторон, а мировым соглашением. Родители подписывают его и освобождаются от необходимости тратить на битвы годы, получают серьезные компенсации в обмен на обязательство неразглашения.

«Научные теории не должны становиться основой для медицинского насилия над людьми»

— Тогда что вы можете возразить, когда нежелание прививать ребенка приравнивается к религиозному обскурантизму, гомеопатии, ВИЧ-диссидентству?

— За такие прибыли, какие получают фармацевтические компании, будут обзывать как угодно. А при необходимости и убить могут. Так что ничего удивительного. По окончании круглого стола я подошла к депутату Госдумы Леониду Огулю, он был его модератором. Правда, это было очень наивное решение. Но, знаете, человека охватывает какое-то сильнейшее чувство, и он надеется на проблески настоящего. Я спросила: «А вы знаете, как люди воспримут все то, о чем вы говорили? Они же напишут об этом!» И он мне ответил с улыбочкой: «Да все равно, что ваши напишут. Наши напишут так, как нужно нам».

Ну, собственно, это мы и наблюдаем. Мы просим элементарного: не трогать право родителей принимать решения. Быть полностью и по-настоящему информированными относительно состава вакцины, осложнений и последствий. Увеличить выплаты людям, пострадавшим от вакцинации, да и вообще вести честный учет этих несчастных.

И к чему это привело? Про нас пишут: «Антипрививочное лобби — мракобесы, расстрелять, казнить». Я думаю, что это нечто невероятное и выходящее за пределы здравого смысла. Вот уж где настоящее мракобесие.

Кстати, перед митингом мне звонили из Минздрава с вопросом: «И чего же вы хотите?». Я сказала, что открытой дискуссии. Мне ответили: «Нет, нельзя, а то вообще никто прививаться не будет». Представляете?

Наша позиция — у родителей должна быть свобода решений и получения информации. На каких заблуждениях он основан? Только на уважении к правам граждан и правам семьи.

Paul Hennessy/ZUMAPRESS.com

— Биолог и популяризатор науки Александр Панчин пишет: «Мне как биологу всегда было непонятно, почему люди так боятся вакцин. У нас есть обучающаяся иммунная система, которая устроена таким образом: когда в наш организм попадают какие-нибудь чужеродные микроорганизмы, клетки иммунной системы, которые могут их распознать, начинают активно делиться, и когда их становится достаточно много, они эту инфекцию побеждают». Что вас смущает в таком действии иммунной системы?

— Как действие иммунной системы противоречит элементарному праву граждан на свободу выбора и на самостоятельную оценку любой информации на медицинские темы?

Но давайте честно признаем, что научпоп — это всегда упрощение. Как и в любой области, в области иммунологии и вакцинопрофилактики возможны разные взгляды и дискуссии. И научные теории, конечно, не должны становиться основой для медицинского насилия над людьми. Наука развивается, научные взгляды меняются. Чтобы наука развивалась, нужна свободная дискуссия.

Только подобных дискуссий на эту тему почти не бывает. Дискуссий офтальмологов, онкологов и всех остальных — полно. А о вакцинопрофилактике — нет. Свободное обсуждение заменяют откровенной пропагандой в виде мультиков о пользе вакцинации для трехлетних детей. Более того, дискуссии на эти темы, как следует из инициативы Минздрава, хотят ограничить.

Свобода информации и свобода дискуссий никак не могут повредить честной медицинской науке. Настаивать на свободном и честном обсуждении без затыкания рта — это мракобесие?

— Но ведь родители могут основывать свое решение на предрассудках и страхах. Не все же из них биологи, медики и химики. Кто-то может отказаться от вакцинации, а кто-то вслед за этим и от услуг медицины вовсе и повести ребенка лечиться к колдуну и знахарю. Разве это тоже будет правильным, потому что это право родителей?

— А решение прививаться родители не могут основывать на предрассудках и страхах? Чтобы убедить родителей привиться, им постоянно говорят, что вакцины всецело эффективны и совершенно безопасны. А это просто неправда. Привитые дети болеют — это факт. Иногда болеют тяжело. В некоторых случаях — и это научные данные — прививка может не снизить, а даже повысить опасность заболевания и его тяжелого течения. Это называется «феномен антитело-зависимого усиления инфекции». Но почему-то в случае решения привиться никого не смущает, что мотивом могла быть неверная информация и предрассудки.

А когда простые детские болезни, типа кори или ветрянки, в пропагандистских целях превращают чуть ли не в «чуму XXI века», это нормально? Это не предрассудки и страхи? Причем эти предрассудки точно никто не запретит. Поэтому единственный здравый подход — это свобода информации и признание права людей свободно ее взвешивать и принимать собственные решения.

Да, решения конкретных родителей могут не всегда быть удачными. Но кто вправе присваивать себе право их оценивать? Ответственность за ребенка лежит именно на родителях, забота о детях — именно их право и обязанность. Родители принимают решения и защищают детей, а государство должно защищать семью. Наш Конституционный суд не раз указывал в своих решениях, что из Конституции следует презумпция добросовестности родителей, когда они пользуются родительскими правами. Сегодня этот принцип, кстати, вписан в государственную семейную политику нашей страны.

— В своих статьях вы упоминаете про какое-то фармацевтическое лобби. Можно подробнее? Компании, личности, суммы?

— Вы всех их можете найти на сайте госзакупок. Но я помогу вам. В 2013 году был учрежден фармацевтический холдинг «Национальная иммунобиологическая компания» или сокращенно «Нацимбио». Это дочерняя структура холдинговой компании государственной корпорации «Ростехнологии» в области разработки и производства иммунобиологической продукции. По открытым данным, выручка компании за 2015 год составила 7,1 миллиарда рублей. Выручка компании в 2016 году составила 12,8 миллиарда рублей. В 2017 году — 7,26 миллиардов рублей. При этом распоряжением правительства от 17 июня 2015 года № 1125-р «Нацимбио» была определена «единственным поставщиком иммунобиологических лекарственных препаратов, производство которых осуществляется на всех стадиях технологического процесса на территории Российской Федерации, закупка которых в целях проведения профилактических прививок, включенных в национальный календарь профилактических прививок, осуществляется в 2015–2017 годах».

Еще одна компания — «Нанолек». Одним из ее владельцев является «Роснано» Чубайса (порядка 33% акций). Оставшимися акциями, 67%, владеет совместно с партнером президент «Нанолек» — Владимир Христенко. Эта компания официально занимается выпуском серии инактивированной вакцины от полиомиелита для нужд Национального календаря профилактических прививок, что указано у них на сайте. Всего за несколько лет эта компания достигла уровня выручки в 2,7 миллиарда рублей, за 2017 год увеличив ее на 1,8 миллиарда.

Нет, мы ничего не имеем против того, что люди занимаются бизнесом и получают прибыль. Но мы очень хорошо понимаем, каким будет выбор очень многих людей во власти, если, принимая решение, они будут выбирать между большими деньгами и нашим здоровьем или здоровьем и благополучием наших близких.

 «После вакцинации глазик в сторону ушел или ножка отказала»

— Кажется, в своей информационной деятельности вы решили действовать, как ваши противники и использовать аналогичные эпитеты. Цитирую один из ваших постов: «Создается группа вакцинобесов из обычных граждан, которых накачивают почти религиозным ужасом перед теми, кто мыслит иначе. Именно эти люди будут призывать уничтожать любое инакомыслие. Их активно создают, чтобы противопоставить нас друг другу». Могли бы вы пояснить, кто такие вакцинобесы и как идет та самая «накачка»?

— Просмотрите статьи, которые просто как из лукошка посыпались в последние месяцы: «Эпидемия кори — виноваты антипрививочники!», « Нам грозит эпидемия, падеж, смерть! Это секта антипрививочников! Накажем, заставим!».

Особенно меня изумляют обвинения в принадлежности к некому лобби. Хотя мы с вами наблюдаем борьбу «прививочного» лобби и обеспокоенных простых граждан.

Чем же именно может грозить непривитый ребенок защищенному привитому в распаленном воображении обывателя? Притом что если у ребенка медотвод, то он тут же переходит из категории «заразная бактериологическая бомба» в категорию «такой же, как все». Чудеса!

Действительно, людей накачивают каким-то почти суеверно-религиозным ужасом. И есть особая категория людей, которая очень отзывчива на примитивные призывы найти виноватого. И она будет распалять себя и других. Увы, в истории известны множество случаев подобного поведения.

Znak.com

— То есть вы решительно отрицаете, что кампания по отказу от вакцинации может привести к новым эпидемиям? Например, речь идет об эпидемии кори. По данным ООН, более 21 млн детей в год не вакцинируются против кори. В период с 2010 по 2017 год 169 млн детей пропустили первую из двух рекомендуемых прививок. Медики бьют тревогу.

— Вы все время ставите вопрос так, как будто наша акция направлена против прививок. А она — за права граждан. Нашему обществу грозят принудительные медицинские вмешательства и медицинские эксперименты, если нашего «движения» не будет. Такое уже было, и обществу это не понравилось. Полистайте учебник истории.

Насчет кори. Откройте данные ВОЗ и Минздрава. Вы обнаружите, что в нашей стране процент заболевания корью крайне низкий. Было зафиксировано три случая смерти от кори за 10 лет. Хотя нет точных данных, что человек болел исключительно корью, это могло произойти в связи с целым комплексом заболеваний.

Крики про ужасную опасность «антипрививочников» вообще непонятны, если учесть, что по официальной позиции ВОЗ для коллективного иммунитета нужен охват прививками от этого заболевания в 95% и выше. У нас по официальным данным Роспотребнадзора этот охват — 97%. В чем проблема, почему паника?

Нас запугивают метриками XIX века и более раннего периода, но эти условия жизни несравнимы с современными. А если смотреть на данные, скажем, 50-х годов, а вакцина появилась в 1963 году, то никакой высокой смертности или каких-то ужасов, связанных с корью, вы не найдете, она воспринималась как обычная детская болезнь.

Я уверена, что ваша мама или бабушка переболели в детстве корью. И вот что интересно, от скарлатины прививки нет, но чиновники и лоббисты как-то не устраивают истерики по поводу числа болеющих ею. А от кори вакцина появилась — и все очень заинтересовались статистикой этого заболевания.

К слову о предрассудках. Вы знаете, что даже если сделана положенная по календарю двукратная прививки от кори, к взрослому возрасту уровень антител у человека падает ниже защитного? И следующая вакцинация поднимает его от силы на полгода, если поднимает. Таковы данные исследований. Иными словами, взрослых, у которых эта болезнь протекает наиболее тяжело, прививки и сейчас не защищают. И как будем предотвращать эпидемии? Ревакцинировать раз в полгода?

А сейчас в прививочный календарь хотят ввести ветрянку. Ждем истерик на тему: «200 случаев заболевания ветрянкой! Мир под угрозой».

— Не нарушает ли ваша конечная цель права других родителей, которые хотят прививать своих детей? Не опасно ли сосуществование детей привитых и непривитых?

— Наша конечная цель — чтобы государство уважало права семьи и родителей. Права каких родителей она может нарушить? Мы за то, чтобы это решение никто не принимал за родителей и вопреки их воле. Если бы кто-то попытался запретить родителям прививать детей, это бы тоже нарушало их права.

Все дети до недавнего времени прекрасно сосуществовали друг с другом. Те, кто хотели защитить своих детей прививками, делали это. Те, кто считал, что риски поствакцинальных осложнений выше, чем риск переболеть детской болезнью или заразиться заболеванием, которое много лет не встречается в России, не делали этого.

Последние предложения Минздрава и решения о закупке новых вакцин изменили эту ситуацию. Подумайте об этом. Кто и зачем пытается посеять раздоры и разделить общество?

Кстати, мало кто говорит о взрослых. Ведь вакцинация подразумевает ревакцинации: например от дифтерии и столбняка каждые 10 лет, от гриппа каждый год, и так далее. Насколько мне известно, мало взрослых регулярно ревакцинируются, и мы живем в окружении непривитых (не ревакцинированых) взрослых. Отсюда мой вопрос к вам: каково наше сосуществование друг с другом?

Znak.com

— Какие наиболее известные осложнения может вызывать вакцинация? Например, насколько мне известно, связь между вакцинами и аутизмом опровергнута.

— Список осложнений можно посмотреть в утвержденных методических указаниях по расследованию поствакцинальных осложнений. Я могу организовать вам интервью с представителями минимум трех организаций, которые занимаются семьями, пострадавшими от вакцинации. Это будут реальные примеры. В том числе как после вакцинации глазик в сторону ушел или ножка отказала. Или ребеночек был живой и бодрый, а после — явный аутист, не смотрит в глаза, не откликается, сидит и кубики в ряд выстраивает. Если очень не повезло, то пускает слюни и бьется головой о стену.

Кстати, есть четкие инструкции для медиков, как действовать после вакцинации и что требует особого внимания. Однако многие медики даже не знают об их существовании.

Во многих странах существует требование к производителям — давать более полную информацию о вакцинах, включать в инструкцию все наблюдавшиеся нежелательные реакции и осложнения, причем не только те, связь которых с вакциной доказана, но и те, которые просто могут оказаться с ней связаны. В нашей стране производитель ограничивается небольшим и неполным списком.

Что касается аутизма. На сегодняшний день нет исследований, позволяющих уверенно сказать, что связи нет. То, что есть, включая нашумевшее исследование на эту тему, такой вывод сделать не позволяет. Только ленивый критику не написал! Кроме того, есть более 150 исследований разного уровня качества, позволяющих предположить, что связь возможна.

Кстати, утверждение «ученые доказали отсутствие связи вакцинации с аутизмом» — это та самая заведомо ложная информация о вакцинации, как и утверждение «прививки полностью безопасны». Как думаете, Минздрав в своем законопроекте запретит распространение такой заведомо ложной информации?

«Вакцинация — это медицинская услуга, от которой вы вправе отказаться»

— По вашим оценкам, сколько на сегодня в России родителей, уверенных, что детей не нужно прививать?

— Сложно судить об этом в цифрах. Мы себе вообще такой задачи не ставим, ведь мы защищаем права всех родителей. Минздрав оценивает их в 5–10%, если говорить о детях.

Что вообще считать «отказом»? Есть люди, которые не желают вакцинировать детей вообще, есть прививающие детей по индивидуальным графикам, есть люди желающие большинство прививок, но не желающие какие-то конкретные прививки из календаря.

Скажем, при укусе дикого животного, например помоечной крысы, скорее всего разумно согласиться на введение иммуноглобулина. Но, строго говоря, это не вакцинация. А сейчас есть практика рутинного введения противостолбнячной вакцины чуть ли не на любую разбитую коленку, когда ссадину достаточно обработать. А риски от вакцины, которую при этом используют, довольно существенны.

— Как и в каждой идее есть место рациональному, а есть место надуманному, суеверному, основанному на страхе. Да, кто-то решил пойти по пути отказа от прививок после чтения специальной литературы и осмысления, но давайте отделим зерна от плевел. Когда нежелание прививать детей основано на нерациональном? Например, в ряде африканских стран организации религиозных фанатиков просто громят медицинские центры, занимающиеся вакцинацией, убивают медиков. Где в этой идеи спекуляции?

— Вы удивитесь, но я не знаю ни одного, кто отказался бы прививаться на основе каких-то религиозных убеждений. Все, кто не прививает детей, пришли к этому через случаи осложнений, которые произошли с ними, их близкими, друзьями, знакомыми.

Это сподвигло их на всестороннее изучение вопроса. Большинство тех, кто себя называют вакциноскептиками, без запинки знают календарь прививок, от чего какие вакцины, в каком возрасте их делают, что в составе вакцин, какие осложнения возможны, как протекает заболевание, от которого прививают, эпидемиологические данные по нему и так далее.

В противовес, если вы станете перед прививочным кабинетом спрашивать мам, от чего именно они сейчас будут прививать ребенка и какой вакциной, большинство затруднится ответить на этот вопрос.

Утверждение, что отказ от вакцинации зависит от нерационального, основано на особенностях законодательства США. Основной вариант отказа от вакцинации, который действует практически во всех штатах, помимо медотвода, сформулирован как «отказ от вакцинации по религиозным убеждениям». Многие родители идут на уловку и объявляют отказы на основании именно этого аргумента.

Исследований отказников в нашей стране, насколько мне известно, не проводилось. Но на часть аудитории нашей страны этот тезис работает, как красная тряпка на быка. Религиозные убеждения — значит, секта и показатель ограниченности людей. А если секта, то кто будет прислушиваться к тому, какие вопросы они задают на самом деле?

Есть еще одна категория, которая пришла к вакциноскептицизму. Я сейчас общаюсь с ребятами, которые были ярыми пропрививочниками и пришли научно увещать «антипри». Я знаю администраторов групп в социальных сетях, которые разрешили обсуждение вакцинации у себя в группе, потому что им было интересно разобраться в вопросе и пронаблюдать дискуссии. Итог один — они стали вакциноскептиками.

Есть даже зарубежные исследования, которые показывают, что антивакцинные позиции в дискуссиях в социальных сетях чаще сопровождаются рациональной аргументацией и ссылками на научные исследования, а провакцинные чаще бывают эмоциональны. Это, конечно, ничего не говорит о том, кто прав, но о степени рациональности позиции вполне говорит.

Я, кстати, сама вовсе не «антипрививочник», у меня нет позиции «я против всех прививок». Я сама всеми силами отказывалась погружаться в этот предмет, пока не столкнулась с агрессивным продавливанием вакцинации и попытками нарушить права граждан, невзирая на голос разума. Для меня важно, чтобы не нарушались права семьи.

Думающие люди могут принимать решение вакцинировать или не вакцинировать детей, но не замечать возникновения такой опасной для прав семьи и человека ситуации, они не могут.

— При каких условиях или ситуации вы согласитесь привить своих детей и посоветуете это вашим единомышленникам?

— Люди, принимающие участие в акции «Иммунный ответ», имеют разные убеждения. Кто-то из них отказывается от прививок, кто-то — нет, мы вообще никого об этом не спрашиваем, — есть же такое понятие, как врачебная тайна. И медицинских рекомендаций мы никому не даем и никаких советов. Люди сами должны решать, мы за это и боремся.

Мир вокруг взывает к тому, чтобы родители ответственно подходили к вопросам, связанным со здоровьем и воспитанием. Созданы целые интернет-форумы, на которых идет обсуждение пищевых смесей, развивающих занятий и даже цвета носков для детей. И почему-то родителю отказывают в праве получать всестороннюю информацию по такой важнейшей теме, как вакцинация, узнать разные мнения. И даже собираются запретить подобные обсуждения!

Почему государство ничего не гарантирует семьям, кроме тысячи рублей доплаты в месяц, и буднично сообщает, что пострадавших мало? Может, какому-то представителю Минздрава инвалид или умерший ребенок — это один случай из 500 тысяч. А вот для конкретного родителя — это его собственный любимый ребенок, свет его жизни.

Вы будете покупать колбасу, если производитель скажет, что число серьезных заболеваний у детей после ее съедения всего одно на сто тысяч, а умирает или становится инвалидом от нее один из миллиона? А если вас законодательно обяжут есть эту колбасу и будут скрывать от вас ее состав? При этом будут обзывать мракобесом и сектантом и даже угрожать вам смертью. И все потому, что колбасный завод расширился и решил, что должен увеличить рынок сбыта?

Вакцинация — это медицинская услуга, от которой вы вправе отказаться или на которую вы соглашаетесь. С вами проводят вполне конкретные медицинские манипуляции, и вы, как любой нормальный человек, хотите знать об этой процедуре все. И должны быть вправе услышать любую информацию и любые мнения, а потом их сами оценить. Особенно если это касается вашего ребенка. Это нормальная ситуация. Ненормальная ситуация, если вам мешают это сделать!

Znak.com

— А вам или кому-то из движения угрожали смертью?

— Смертью не угрожали. А уголовной ответственностью регулярно. На «мелочи» в виде оскорблений и недобрых пожеланий, мы уже внимания не обращаем — привыкли.

— Чего вы хотите добиться от правительства на данный момент? Минздрав же вроде отказался штрафовать родителей, которые не делают прививки детям без медицинских показаний.

— Минздрав еще ни от чего не отказался. Подобные инициативы обсуждаются регулярно. Более того, как я говорила выше, они собираются сократить число медотводов. И уже три социальные сети начали блокировку информации на тему, которую мы с вами сейчас обсуждаем.

Кстати, а кого будут штрафовать, если ребенок прививался, но заразился? А ведь эти случаи есть, и Минздрав об этом сообщает! Так, например, у нас в стране очаги распространения инфекций нередко возникают в среде мигрантов. Кого будем штрафовать, если государство не достаточно обследовало мигрантов и они заразили наших граждан?

За последствия осложнений отвечаю я, за заболевание опять — я? А кто ответит за антисанитарию и плохие очистные сооружения, которые являются разносчиками инфекций? Кто ответит за капельки, которые ведут к вакциноассоциированному полиомиелиту? Никто?

А то, что стали закрывать туберкулезные диспансеры и больные туберкулезом в открытой форме теперь все чаще спокойно ходят между нами, — это тоже моя ответственность?

То, чего мы хотим, указано в резолюции акции «Иммунный ответ». Если кратко — мы требуем соблюдать и не пытаться ограничить наши права и права всех детей, включая и непривитых, сохранить свободу информации и дискуссии на темы прививок, добросовестно вести статистику осложнений, не мешать врачам давать те рекомендации, которых требует их профессиональная совесть. И, конечно же, указывать в инструкциях к вакцинам все без исключения возможные осложнения, побочные действия и нежелательные реакции, которые могут быть связаны с их введением, как это делается в некоторых других странах. И поднять выплаты в случае осложнений или инвалидности, вызванных прививками, до адекватного уровня.

Источник: Знак.ком

материал по теме: Вопросы и ответы об иммунизации и безопасности вакцин

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке