Андрей Карпов: «Прежде чем требовать перемен в государстве — мы должны стать средой, благоприятной для правильных изменений» (25.05.18)

Мы все, вроде бы, хотим правильных решений, но на практике это выглядит несколько иначе: мы не очень-то готовы признавать правильными те решения, которые как-то расходятся с нашими интересами. Любое решение, заставляющее нас ужаться, пожертвовать своё время или деньги, нам кажется неправильным.
Есть у нас такое ожидание, что стоит на высокую должность прийти правильному человеку, как всё начнёт меняться в лучшую сторону прямо на глазах. Собственно говоря, то, что позитивные перемены не потрясают нас каждый день, и служит основанием для вывода, что должности у нас занимают неправильные люди. Плохое, кажется, происходит ежеминутно – новостная лента тому порукой, а вот хорошее, если и есть, то как-то несобытийно. Естественное желание исправить этот перекос отливается в требование: дайте нам лучшего, и побыстрее.
Но возможно ли это? Народная мудрость говорит, что ломать – не строить. Чтобы отключить пожарную сигнализацию, достаточно просто щёлкнуть тумблером, а для того, чтобы избежать пожара, надо быть начеку каждый день. Попасть в аварию можно одним поворотом руля, а умение хорошо водить требует немалого опыта. За один приём мошенники могут украсть деньги, заработанные многолетним трудом. Некий объём добра не достигается столь же быстро, как способное его перечеркнуть зло.
Поэтому ждать, что с приходом правильного человека немедленно забьёт фонтан позитивных изменений, довольно наивно.
Давайте рассмотрим пример, взяв позицию, принципиально удалённую от политики. Допустим, некто (правильный человек) приходит на должность руководителя музыкальной редакции. Сделаем ситуацию фантастически благоприятной: он может действовать совершенно свободно, – ему никто не указывает, каким должно быть вещание. И с финансированием нет проблем – рекламные вставки делать не нужно. Все условия для того, чтобы приносить культурную пользу.
Первый шаг в новой должности – оценка текущей ситуации. И что увидит наш правильный человек? Довольно удручающую картину. Большинство проигрывающихся вещей ничего не дают ни уму, ни сердцу. И это ещё в лучшем случае. А при ближайшем рассмотрении оказывается, что прослушивание такой музыки оглупляет и примитивизирует слушателя. Некоторые же песни имеют деструктивное содержание, культивируют распущенность, асоциальное поведение, способствуют духовной деградации, – вплоть до активной пропаганды сил зла.
Это – Авгиевы конюшни, которые следует вычистить. Но как? Сомнительный и вредный музыкальный контент составляют модные исполнители и популярные вещи. Их слушают, их хотят услышать. Каналов, по которым человек получает музыку, много. Если ты лишишь человека того, чего ему хочется, он не останется с тобой, а перейдёт на другой канал.
Есть и другая проблема: если повычёркиваешь негодное из вещания, что останется? В первую очередь, конечно, культурно полезная классика. А чтобы люди не теряли своих корней, нужна народная музыка. Но много ли людей любит классику и народную музыку? Любит до такой степени, чтобы слушать только их?
Сокровищница классической музыки, конечно, велика. Но последние золотые монеты упали в неё довольно давно. То, что в XX-м веке, особенно в его второй половине, создавали композиторы, считающие, что они работают в жанре классической музыки, как правило, находится довольно в сложных отношениях с гармонией. Порою деструктивность новой классики превосходит вред, который может причинить поп-музыка.
Получается, что если наш правильный человек будет пользоваться лишь золотым фондом, он окажется запертым в прошлом. Это касается и народной музыки. Она вся родом из прошлого. В современном мире отсутствуют механизмы, продолжающие воспроизводство этой культуры. Сегодня мы способны лишь на её имитацию. Авторская фольк-музыка – это уже другой жанр.
Вещание на прошлом материале можно сделать духовно безопасным. Оно даже имеет свою нишу: ретро-интонации милы, и многие к ним обращаются, чтобы отдохнуть душой. Но ретро-контент культурно неполноценен. Прошлые культурные достижения никогда не могут полностью удовлетворить человека. Жизнь продолжается, и люди неизбежно заново открывают для себя мир, наполняют его смыслами, может быть и не оригинальными, но сугубо личными, а потому новыми для себя. Культура наполняется непрерывно, и нельзя захлопнуть крышку и сказать: хватит! У меня уже есть всё, что надо. Человеку нужна актуальная культура не меньше, чем классические образцы. Образцы из прошлого тоже некогда были актуальной культурой. Проблема же, которую мы ощущаем сегодня, состоит в том, что новосоздаваемое качественно проигрывает достижениям прошлого. Люди ищут актуальную культуру, а им предлагают мусор. И оказывается, что на мусор есть спрос, просто потому, что через него выражена современность.
Таким образом, перед нашим правильным человеком стоит задача, более масштабная, чем просто удаление мусора. Необходимо получить новое качество актуального содержания культуры. Каким-то образом надо найти ростки действительно качественного, и это не должно быть имитацией прошлого или его повторением. Нужны композиторы, готовые обогащать слушателей, а не просто занятые самореализацией. Нужны исполнители, которые будут играть то, что интересно публике, а не им самим. И главное, сама публика нуждается в перевоспитании вкуса.
Волшебной комнаты, в которой сидят уже готовые новые композиторы и исполнители, в которую можно просто открыть дверь и позвать тех, кто тебе нужен, не существует. Кое-кого найти, конечно, можно. Но поиск ещё нужно организовать. В основном же придётся работать с теми, кто уже найден, то есть со старыми кадрами. Им надо ставить новые задачи, мотивировать на их исполнение, обучать и перевоспитывать. И всё это достаточно бережно, поскольку если они разбегутся, то новый контент просто неоткуда будет взять.
И, конечно, нельзя растерять аудиторию. Рассчитывать, что сама собой возникнет публика, которая захочет слушать ту музыку, которую мы посчитаем правильной, а не ту, к которой привыкло нынешнее большинство, не приходится. Либо придётся ориентироваться на очень узкую группу. В таком случае, просветительского эффекта и культурного прорыва не будет. Шаг за шагом людей нужно погружать в новую культурную реальность, одновременно создавая её практически с нуля. Быстро такого не сделаешь. Это – задача с довольно далёким горизонтом. Необходимо терпение; совершенно точно, что завтра с утра всё не станет как надо.
Музыкальная трансляция в этом отношении ничем не отличается от любой другой сферы приложения сил. Если базовая ситуация печальна, то с приходом правильного человека всё сразу не поменяется, а только начнёт меняться. И в любом деле есть «композиторы» – те, кто создаёт контент (принимает решения) и «музыканты» (исполнители). Они находятся в привычной для себя, а потому комфортной среде, в которой и совершается дело (создаётся и «проигрывается» «музыка»). За пределами профессиональной среды если что и делается, то на любительском уровне. Выдающегося любителя можно включить в команду профессионалов, и тогда есть шанс, что он через какое-то время приобретёт необходимый профессионализм. Но смена профессионалов на команду любителей приведёт к катастрофе: рутинные навыки жизненно необходимы, именно они обеспечивают процесс. Знания и умения сами по себе значат немного, они должны быть приспособлены к работе в системе. Только тогда дело не пострадает.
Следовательно, обновление кадров не может быть одномоментной акцией. А пока новые кадры ищутся, воспитываются и вводятся в команду, основная часть работы приходится на тех, кто в команде уже давно. Поэтому, если мы хотим, чтобы команда в целом выдавала качественно новый результат, нужно добиваться, чтобы люди работали по-новому. Быстро этого не достигнешь.
И, конечно же, не следует забывать, что успех достигается на площадях. Музыка, звучащая в узком кругу, не изменит общую культуру. Аналогичным образом, любое правильное решение можно назвать удачным только тогда, когда оно сдвинет социальные массы в нужном направлении. Всё упирается в публику, а публика, как известно, неблагодарна. Мы все, вроде бы, хотим правильных решений, но на практике это выглядит несколько иначе: мы не очень-то готовы признавать правильными те решения, которые как-то расходятся с нашими интересами. Любое решение, заставляющее нас ужаться, пожертвовать своё время или деньги, нам кажется неправильным. Сомнительными выглядят и такие решения, которые побуждают отказаться нас от старых привычек и усвоить что-то новое. Конечно, не всякая инициатива, вводящая новое, является правильной. И уж тем более не являются правильными многие действия, лишающие нас денег и прибавляющие забот. Но в то же время наш статус-кво и наши личные интересы не могут в принципе рассматриваться как критерий правильности чего бы то ни было. Мы несовершенны. А это значит, что нам надо меняться. Мы должны стать средой, благоприятной для правильных изменений. И в первую очередь нам следует отказаться от глупого требования: сделайте нам быстро.
 
Андрей Карпов, публицист, главный редактор сайта «Культуролог»

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке