Всеволод Чаплин: «В кулуарах Министерства культуры «Смерть Сталина» вполне себе одобрили» (30.01.18)

Про «Смерть Сталина» — колонка для «Реального времени».

Спохватились?

Нет худа без добра. Бурное обсуждение фильма «Смерть Сталина» и не менее бурные вокруг него события привели к тому, что депутат Госдумы, актриса Елена Драпеко предложила создать общероссийский совет по нравственности. Собственно, идея не нова — о подобном органе консервативная общественность говорит с начала 90-х годов, когда наглые «новаторские» элиты захватили культурное и информационное пространство, откровенно плюя в душу народа и в его нравственные интуиции.
Одна из самых недавних инициатив — проект Кодекса чести деятеля культуры, подготовленный в Общественной палате Союзного Государства России и Беларуси под руководством Николая Бурляева.
Лучший довод в пользу совета, предложенного Драпеко, сегодня стал очевиден: нынешняя система не работает. В кулуарах Министерства культуры «Смерть Сталина» вполне себе одобрили — несмотря на то, что фильм явно оскорбляет наш народ, его историю и символы, знаковые для его исторической памяти события. Про хамскую лексику и сцены изощренного насилия умолчим. Чиновно-экспертная вертикаль все это проштамповала. Однако взбунтовался общественный совет Минкульта — причем не в первый раз. Совсем недавно он выступил против «Матильды». Тогда пришлось оставить пост главе совета Павлу Пожигайло, выразил сомнение о своем дальнейшем членстве Николай Бурляев. Впрочем, руководство министерства решительно продавило поддержку спорного фильма. При этом и чиновники, и различные группы поддержки, и даже церковные спикеры утверждали: механизма отзыва лицензии не существует.

«Свои» и «чужие» люди

А вот в случае со «Смертью Сталина» произошло нечто прямо противоположное. Прокатное удостоверение фильм получил 17 января, на 25-е была назначена премьера. И вдруг за два дня до нее лицензия отзывается! Те же люди, которые говорили о правовой невозможности снятия с экранов «Матильды», поддержали экстренные меры против британской картины. Куда-то сразу улетучились «аргументы» вроде того, что художник имеет право интерпретировать историю по-своему, а костюмированная мелодрама — это, дескать, не учебник. По отношению к «драматической комедии», как назвал свой фильм Армандо Ианнуччи, эта логика вроде бы должна действовать еще более убедительно. Но нет, фильм с проката сняли.
Думаю, не обошлось без высокого политического вмешательства. Ведь многим нашим суперэлитариям Сталин, увы, гораздо ближе, чем страстотерпец Николай II. К тому же Алексей Учитель как бы свой — и с Владимиром Кожиным, по данным СМИ, дела имел, и с президентом Путиным знакомство водит. Ианнуччи же — чужак, за которого внутри российской элиты никто особо важный не вступится. Деньги, вложенные ключевыми бизнес-структурами страны, и деньги прокатчиков, уже продавших билеты и развесивших афиши, — это, по нашим понятиям, деньги не одинаковые. Quod licet Iovi, non licet bovi («Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», — прим. ред. ).
Конечно, между двумя картинами есть разница. Фильм про Сталина — явная, грубая издевка. А «Матильда» — издевка тонкая. Но в обоих случаях есть пренебрежение символами нашего государства (советским гимном, царской короной). В обоих наша история подается довольно карикатурно. В обоих налицо, мягко говоря, вольное обращение с фактами. В «Смерти Сталина» изображено немыслимое издевательство над трупом, в «Матильде» описан смертный грех, после которого не то что к святым причислять — надолго отлучать от причастия надо было. Так что разница, судя по всему, в одном: в направленности команд «сверху». А вот готовность их немедленно исполнить — со змеиной гибкостью, с повторением тех же аргументов, против которых ты недавно выступал, — у некоторых товарищей оказалась совершенно одинаковой.

«Зубастый» совет по нравственности

Впрочем, несмотря на то, что госпожа Драпеко оказалась чуть ли не самой заметной из этих товарищей, ее инициативу о создании совета по нравственности я не могу не поддержать. Причем именно потому, что чиновники и эксперты, годами (если не десятилетиями) этих чиновников окружающие, совершенно утратили моральное чутье. В конце концов, именно они санкционировали выделение государственных денег на постановки Серебренникова и на иные подобные «эксперименты», попутно фактически убивая «некассовый» традиционный театр. Именно они — особенно узкий круг экспертирующих и лоббирующих друг друга деятелей искусства и околоискусства — периодически публично дают понять, что никто, кроме них, не имеет основания решать, что допустимо, а что нет.
Большинство простых людей — и, уверен, большинство «неэлитных» деятелей искусства — буквально тошнит от того, что периодически демонстрируется на экранах, в театральных и концертных залах. И поэтому в предлагаемый совет по нравственности — если его, вопреки аппаратному и «творческому» сопротивлению, все-таки удастся сформировать, — должны войти не только имеющие беспрекословный авторитет мастера искусств, но и представители социальных групп, не входящих в чиновный или «креативный» цеха. Профессиональные философы, специалисты в области этики. Религиозные деятели. Представители народного творчества разных этносов. Даже политики разных направлений изо всех федеральных округов — почему нет? Ведь им, в конце концов, перед избирателями ответ держать.
Орган этот должен быть независимый и «зубастый», не встающий во фрунт после каждого звонка из властного кабинета. И часто сменяемый. Создать такой орган — дело пары месяцев. Была бы воля. Убежден: это предотвратит инциденты, подобные историям с «Матильдой» и «Смертью Сталина». Причем предотвратит вовремя, а не за два дня до премьеры.

Источник

 

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке