Константин Малофеев: «Мы хотим, чтобы наша Конституция стала не Конституцией русской трагедии (то что случилось в 93 году), а стала Конституцией Русской Мечты той России будущего, в которой мы все хотели бы жить.» (24.01.20)

Константин Малофеев озвучил в прямом эфире свои предложения по изменению преамбулы Конституции России.

«Вот я здесь и сейчас, в нашем эфире, хотел бы сделать свои предложения в  преамбулу. Во-первых, мы должны обязательно внести в Конституцию традиционные нравственные ценности. Их здесь нет. И исходя из того, что их нет, мы ломаем годы, тонны бумаги, нервы. Детей из семьи забирает ювенальная юстиция, или мы думаем а как нам объяснить, что содомия — это плохо, потому что, у нас этого нет в духе. Надо это внести. Традиционные нравственные ценности. Второе, нет слова «русский» в преамбуле. Но это всё таки наша земля, мы объединены на своей земле. Напоминаю так же, что «русский» — это прилагательное. И напоминаю, что в XIX и XVIII веке существовали русские татары и русские чеченцы, русские немцы — это всё были русские люди. Так вот русского нет. Русский должен появиться обязательно в преамбуле, хотя бы в виде русского языка. Я совершенно поддерживаю, третье. Предложение, которое уже было уже на рабочей группе в отношении культуры. Конечно, культура здесь должна быть употреблена, потому что мы объединены именно культурой — нашей русской культурой. Она нас объединяет. Что делает нас от Магадан (как не  хочется говорить Белгорода) до Кишенёва, и соответственно, от Владивостока до Калининграда, что нас делает единой страной? Наша единая культура. Единый язык, единые наши понятия, нормы морали. Это всё культурно-ценностные понятия. Четвертое, мы должны прямо сюда внести семью, как союз мужчины и женщины.

Поронько — Мы сегодня провели опрос среди Москвичей. Абсолютно согласны. И женщины, и мужчины, наш корреспондент переспрашивал: «Вы именно в такой хотите формулировке?» — «Да, потому что это естественно».

Молофеев: И очень правильно в преамбуле, потому что у нас есть 38 статья Конституции, где говорится, что семья находится под защитой государства. Но это уже норма прямого действия в Конституции, а это дух. Это дух — что мы называем семьёй. Термин, что такое семья.Зачем нам опять потом спорить с вот этими вот людьми, которые  пытаются залезть к нам в душу, пытаются залезть в наши традиции, пытаются просто залезть в наше детство. Объяснив, что оно было неверно, а вот  сейчас будет правильное. Вот чтобы  всего этого не было.

Поронько: Ну так они сейчас нашим детям непонятно что сейчас внушают. Вот в связи с этими моментами.

Молофеев: Пятое. В семье что главное — дети. Соответственно вот эта многодетность, приумножение семьи, тоже должно появиться в преамбуле. Шестое. Мы должны воспитывать наши поколения в памяти предков, как это сейчас записано. Очень важное слово «воспитывать». Мы должны написать, что воспитание является обязанностью государства, потому что тогда концепция культуры или законы, принимаемые о культуре, они наконец узнают смысл слова «воспитание». Они уйдут от смысла в виде услуги, это касается и образования, о котором говорил президент. Потому что нет слова воспитание, поэтому мы дискутируем услуга это не услуга. Как только появляется воспитание — появляется ответственность за всё. И за сериалы на телевидении, и за видеоклипы, и за мат, и за образование.

Очень важное.  Мы пишем — веру нам предки передали в добро и справедливость. Но вера, как мы знаем из этимологии этого слова, вера бывает в  первую очередь в Бога. И почему нам предки не передела веру в Бога? Да же если мы говорим сейчас, и в Конституции это записано, о том что мы светское государство, что церковь отделена от государства. Ради Бога, церковь и не стремиться стать частью государства. Но веру в Бога нам предки передали. На нас всех кресты, вокруг храмы. Мы все носим крещёные имена, даже атеисты, имена святых. Веру в Бога нам предки передали. Это должно быть в Конституции — веру в Бога, добро и справедливость. Такое предложение. Ну и наконец последнее. То, что я сегодня говорил на первом канале и повторяю с удовольствием в нашем эфире. У нас Российская Федерация ведёт свое правопреемство юридическое от Советского Союза. Это юридически так. Мы правопреемники во всех смыслах этого слова. После распада Советского Союза Российская Федерация взяла на себя долги Советского Союза и ядерный арсенал. Он был вывезен, соответственно с Украины (то что имело отношение). Но за то и все долги перешли к нам, ни одна из бывших советских республик ничего не платила. Вот такие были условия вот этого вот варварского беловежского сговора. А к Российской Империи, к тысячелетней российской государственности мы не имеем никакого юридического отношения.

Поронько: то есть Вы сейчас формализуете вот как оно действует — отсчёт начинается с советского периода. До того России не было.

Молофеев: Мы к той России с юридической точки зрения не имеем отношения. Если мы в преамбулу запишем, что мы являемся историческими правопреемниками как Советского Союза (мы от этого не отказываемся. потому что мы живём здесь, у нас паспорта у всех были советскими, которые поменялись на нынешние российские), но и Российской Империи — мы восстановим свою тысячелетнюю преемственность. Для этого достаточно преамбулы.

Поронько: Это принципиально?

Молофеев: Это очень принципиально. Это восстанавливает всё. Это восстанавливает наше самоуважение и наше понимание, что наша страна  была всегда, мы не начинаем обсуждать и рассуждать о своей морали, принципах,  о своей культуре начиная с 91 или с 17 года. Она была всегда, мы и есть вечный русский народ живущий на своей русской земле все эти времена, что, к стати, совершенно не умаляет граждан других национальностей, которые являются нашими братьями и с которыми мы вместе строили эту могучую Россию. Вера в Бога, то что объединяет нас с мусульманами, буддистами, иудеями. Традиционные нравственные ценности есть у всех этих четырёх традиционных религий. Семью в виде союза именно мужчины и женщины тоже понимают одинаково все традиционные религии. Поэтому вот эти изменения в Конституцию, которые мы обязательно ещё раз на нашем сайте пропишем. Конституцию, которую я бы назвал Конституцией русской мечты мы предлагаем для общественного обсуждения, надеемся на широкий общественный отклик. С удовольствием увидим как на своём сайте в комментариях, так и от тех людей, которые будут нам звонить, или соответственно выходить на нас иным образом для того, чтобы представить свои комментарии. Мы с удовольствием все их соберём, передадим в эту рабочую группу. Потому что сейчас открылось обсуждение. И мы хотим, чтобы наша Конституция стала не Конституцией русской трагедии (то что случилось в 93  году), а стала Конституцией Русской Мечты — той России будущего, в которой мы все хотели бы жить.

 

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке