Игорь Серебряный: «Опять Запад гадит. Закон СБН признали антироссийским» (09.12.19)

Общественные слушания по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, последние перед внесением документа на пленарное заседание Госдумы, прошли в нижней палате парламента в понедельник.

На круглом столе свое отношение к законопроекту, подготовленному депутатом Оксаной Пушкиной («Единая Россия»), высказало несколько десятков представителей различных религиозных конфессий, общественных организаций, юристов и собственно депутатов — как Госдумы, так и региональных законодательных органов.

Рука разложившегося Запада?

Против не только принятия, а вообще против вынесения документа Пушкиной на пленарное заседание высказались представители сообществ, которые далеко не всегда находят общий язык по остальным вопросам. Женские и отцовские организации. Мусульманские, иудейские, православные и протестантские священнослужители. И даже однопартийцы Оксаны Пушкиной.

Все они, в зависимости от степени личной эмоциональности, оценивали законопроект в различных эпитетах, но одинаково негативно.

Павел Пожигайло, бывший офицер ГРУ, отец восьми детей, призвал все здоровые силы создать «семейный фронт» с целью защиты российской семьи от посягательств иностранных подрывных сил:

У меня есть данные, что этот закон готовили инструкторы 54 западных разведок. Я убежден, что законопроект является попыткой западных спецслужб разрушить основу государства и общества — семью.

Людмила Стебенкова, депутат Московской городской думы, подчеркнула, что высказывает личную точку зрения, так как у МГД пока не дошли руки до обсуждения этой темы:

 Надо принимать закон о защите семьи, а не о ее разрушении. Предлагаемый закон никак не способствует сохранению семьи. Надо объяснять молодым людям и девушкам, ЧТО они создают, когда заключают брак.

Ольга Кормухина, мать девяти детей, привела собственный семейный опыт как пример, почему никакие законы о домашнем насилии не нужны, если супруги понимают, что они создают, идя в ЗАГС.

 Нам с мужем страшно, что ждет наших детей и внуков, если этот законопроект будет принят. Уже сейчас молодежь сомневается в том, надо ли создавать семьи, если за это супругов будут наказывать всей мощью карательной машины. А мы с мужем прожили 25 лет и собираемся жить и дальше, — под аплодисменты зала рассказала она.

Инга Легасова, председатель Союза женских сил, «открыла глаза» отсутствующим оппонентам на то, что семейное насилие — это двусторонний «процесс»:

 Мы проводили многочисленные опросы и выяснили, что число случаев насилия со стороны женщин над мужчинами и детьми примерно равно числу случаев, где агрессором выступает мужчина. Законопроект же исходит из того, что в семейном насилии страдающей стороной являются исключительно женщины. Его писали феминистки, обиженные жизнью.

Семье — семейное, кесарю — кесарево

Некоторые эксперты и общественники — в основном представители религиозных конфессий — подчеркивали, что семья и семейные отношения в принципе не могут и не должны быть объектом государственно-правового регулирования (это как раз то, на чем стоит ювенальная юстиция).

Отзвук гендерных войн докатился и до круглого стола, когда депутат Ильдар Гильмутдинов рассказал, что его однопартийцы по ЕР женского пола постоянно пытаются внести в законодательство поправки, облегчающие развод.

Надо максимально затруднить процедуру расторжения брака. Ведь в некоторых регионах это просто кошмар что творится. В Магадане, например, в течение года распадается 752 брака из тысячи. В Татарстане, правда, поменьше,— с гордостью за свою республику сообщил депутат.

На разных языках

Примечательно, что профильный комитет Госдумы по данному законопроекту — по вопросам семьи, женщин и детей — в полном составе слушания проигнорировал. Оксана Пушкина является заместителем председателя этого комитета.

Из-за такого состава участников трехчасовых слушаний получилось, что все выступающие убеждали друг друга в том, в чем они согласны и без дополнительных обсуждений. Из-за отсутствия оппонентов — то есть сторонников закона — услышать противоположную точку зрения не удалось.

Как объяснил самоустранение сторонников закона член экспертного совета Госдумы профессор Игорь Понкин, это связано с тем, что «эти люди недоговороспособны»:

 Мы с ними говорим на разных языках. Закон о семейно-бытовом насилии — это акт насилия сам по себе. Насилия над здравым смыслом, семейными ценностями, Конституцией. Это подрывной, антигосударственный, антироссийский закон.

Игумен Серапион (МП РПЦ) в свою очередь призвал осознать, что современная семья в самом деле изначально несет в себе элементы насилия, поэтому, криминализовав его, «под статью» можно будет подвести практически всякую российскую семью:

 Современная российская семья сплошь и рядом предоставляет факты экономического и психологического насилия над ее членами. Потому что когда в одном жилье проживают свекрови и невестки или зятья и тещи, это ненормально. Но куда отселить тещу, если она гнобит зятя, но ни у кого из них нет отдельного жилья?

Он также указал, что по существующим законам жена может сделать аборт без согласия мужа, поддержав слова другого выступавшего — отца Димитрия Смирнова, что «эмбрион — это человек, а не зигота».

Представитель старообрядцев отец Корнилий подчеркнул, что законопроект Оксаны Пушкиной — это «доморощенное» творение «человеконенавистников»:

Они по умолчанию считают, что супруги только и думают о том, как друг друг друга унижать. Они всех россиян считают заведомо испорченными людьми.

По итогам круглого стола комитет по делам общественных организаций (под эгидой которого прошли слушания) предложит Совету Госдумы не выносить законопроект о семейно-бытовом насилии на пленарное заседание

Источник

 

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке