Игорь Старков: «Продолжение культуры. Определять, каким должно быть современное российское искусство, должны священники, чекисты, ветераны, хозяйственники» (21.04.19)

Война — продолжение политики, которая, в свою очередь, является логичным продолжением экономики. Возможно, с этим можно поспорить, упомянув «святые идеалы», которые выше денег, но если изучить причины любого конфликта, то важнейшим из факторов, приведшим к противостоянию, всегда будет именно экономика. Конфликт — не всегда война, иногда это вежливые переговоры при галстуках, где выбивается решение, у кого будет больший кусок.

В области культуры действуют абсолютно такие же законы, как на войне между государствами, поспорившими за очередную точку на карте, где есть нефть. Вокруг культуры вертятся астрономические суммы, за которые имеет смысл вести борьбу, и она идёт.

Ведомство воюет с ведомством, этаж с этажом, кабинет с кабинетом. Есть мнение, что внутривидовая борьба говорит о здоровье организма.

Может быть и так, только организм, у которого нет целеполагания, называется телом или трупом. Современная российская культура находится примерно в таком состоянии. Какие цели у нашего искусства? Вопрос простейший.

При СССР — прославить трудового человека и далее по списку. Кого сейчас? Либеральные деятели от культуры кричат: никого не нужно прославлять и не мешайте художнику творить, он имеет право.

При этом забывают добавить, что художники и прочие деятели «искусств», которым закон не писан, живут за счёт государства.

Недавно отпустили под подписку известного театрального режиссёра, которого судят за воровство казённых денег. Либеральная общественность визжит, что он кристальный гений, что деньги низкая для него сфера и кровавый режим душит свободу.

Патриоты всех мастей требуют инквизиторских решений от российского суда, но никто не задаётся вопросом, почему этому извращенцу в принципе дали бюджет на визуализацию и пропаганду откровенной мерзости.

Он великий художник, его признали на западе. На том самом западе, где уже давно открыты филиалы ада во всех сферах жизни. Конечно, для них кристальный режиссёр свой, родной, адский. Как и для российских поклонников прав без обязанностей.

Один итальянский художник в мае 1961-го закатал в девяносто баночек собственное дерьмо, простите. Скромно так, по 30 граммов в каждую, и продал по золотой цене. Так и назвал: «Дерьмо художника». Относительно недавно одну такую баночку продали на аукционе за 124 000 евро.

Советский Союз отправил первого человека в космос, а через месяц итальянский творец нагадил в баночки и назвал это искусством.

Вокруг искусства деньги крутятся не такие, как в нефтянке, но это только на первый взгляд. Культура — иммунная система нации.

Если люди начинают считать дерьмо искусством, то они не способны летать к другим планетам. Это образно, но точно.

Именно это настырно предлагают деятели и менеджеры от ельцинского арта. Именно арта.

Даже если они сейчас надели трусы и показательно крестятся. Их задача — сохранить прежнее положение дел, уничтожать государство за его же счёт. Говорят, что в России нет художественного рынка, и это, мягко говоря, не правда. Он есть, только работает странно.

Главный спонсор и покупатель — государство, даже если его не видно. И очень часто покупатель и спонсор таких вещей, что это больше похоже на банальную аферу. Группа неких «экспертов» с международным именем и признанием говорит, что инсталляция из палочек и бумажек — это искусство, выставляет это самое «произведение» в государственных залах и даже платит небольшую сумму творческой единице, себе оставляя несколько побольше.

При этом за всё заплатил путинский режим, по линии поддержки молодых дарований.

По бумагам всё чисто, только разбросанный на полу государственной галереи мусор — это не искусство, с какой стороны ни посмотри.

А если художника без поддержки запада не существует, то это повод задуматься, то ли вызывать карательную психиатрию, то ли контрразведку.

Упомянутый пример с разбросанным мусором вполне конкретный, а не абстрактный.

Или допустим, когда государство финансирует школу современного искусства, в которой готовят откровенных врагов российского государства, ничего абсолютно не скрывая. Потом всех этих «художников» с преподавателями можно наблюдать на либеральных митингах с уточками и плакатами.

Почему государство финансирует инфекцию для себя? Ответ есть. Продавать дерьмо вместо золота очень выгодно: золота мало и оно не для всех, а второго много. Назови грязь золотом, договорись с подельниками — и можно качать деньги из бюджета. Естественно, люди, замешанные в этих схемах, перемен не хотят и очень их боятся.

Недавно тут, кстати, три питерских «художника» написали жалобы в иностранную шарашку, защищающую какие-то права, мол, притесняют в России, караул. Один плакат на дом повесил, другая каталась в тележке, которой управлял велосипедист в маске Путина, третий активист или активистка держала плакат на политической акции. Когда жаловались западным, заявили, что сатрапы душат свободу выражений мнений «посредством современного искусства».

Два активиста — обычные политические активисты, а третья работает в казённом театре и получает государственную зарплату. По совместительству борется за права ЛГБТ.

Это как? Фактически государственный служащий идёт с хамским плакатом на политическую акцию, а потом пишет заявление за бугор, что её притесняют за современное искусство.

Сейчас идут споры вокруг закона о культуре, жаркие, в разных государственных структурах. Есть несколько вариантов, конфликтующих друг с другом. Даже певца матом в Думу позвали — рассказать, что министерство Культуры не нужно в принципе. Так убедительно говорил, правда, без брани и малейшего намёка на логику.

Объяснять, почему это глупость, не нужно, потому что это не глупость. Шнур, а точнее тот, за кого он говорит, хочет, чтобы в России появилась схема, подобная западной, где всё же есть государственное финансирование культуры и даже государственный заказ. Только деньги идут иначе. Проще говоря, деятели искусств хотят аутсорсинга от культуры и корпоративной неприкосновенности. Художник личность тонкая, ранимая, ему всё можно и ничего нельзя запрещать.

На самом деле, это мафия, засевшая внутри государства, и победить их, на первый взгляд, не представляется возможным.

Группы, художественные объединения, отдельные активисты ничего не изменят. Весовые категории разные. Только если не изменить существующее положение дел, то государство исчезнет, вместе с нефтянкой, оборонкой и прочими кормящими отраслями. Есть разумное мнение, что Союз уничтожили цеховики, слившись с государственным аппаратом — это так, но вначале была культура.

Советские деятели искусства сбили целеполагание у целой страны. А уж потом подоспели захотевшие красиво тусоваться подпольные капиталисты, чиновники и прочая свободолюбивая интеллигенция.

В золотые 30-е за малейший намёк на комплиментарность к западу отправлялись далёко и, как правило, навсегда. Это одна из причин, почему мы выиграли самую страшную войну в истории человечества. Сейчас на горизонте новая война, которая уже началась, и если не избавимся от врагов внутри русской культуры, то потеряем всё.

Дело плохо, но есть надежда. За пять посткрымских лет страна всё же изменилась, перечислять все радости не нужно, чтобы не потерять бдительность и не останавливаться.

Самое главное, что появилась правая богема, модная и злая. В то время как болотные настроения в мире искусства стали маргинальными и жалкими.

Они остались в прошлом навсегда. Иногда просматриваю страницы уехавших или замолчавших. Либеральные пребывают в параллельном, иллюзорном мире или раздавлены.

Много хорошего за эти годы было, но если художники не способны выкорчевать прозападных деятелей из управления российской культурой, то на помощь могут прийти ведомства нехудожественного характера, в которых тоже работает своя экономика, но есть понимание значимости ситуации и возможных выгод.

Да и в самом Министерстве Культуры не всё однозначно. В проекте законопроекта, который они подготовили на данную тему, есть незаметная, но важная идея, предлагающая отделить актуальное искусство от традиционного. А это могила для актуальщиков. Сейчас они прикрываются терминами «искусство», «культура», а если этот законопроект станет законом, то они получат клеймо.

Это очень хорошая надежда. Мысли, озвученные певцом матом, тоже имеют смысл, только если он хочет, чтобы государственные деньги шли в либеральные карманы ещё большим потоком, то ведь может получиться иначе. Министерство культуры никуда не денется, а вот если у каждого министерства и значимой организации появятся действительно работающие департаменты по культуре, с серьёзными бюджетами и пониманием, для чего идёт работа, то может получиться.

У Министерства обороны может получиться. Они делают очень верные шаги в сторону создания собственного «министерства» культуры. Само министерство может спокойно заниматься традиционным искусством, а поддержку и развитие действительно современного передать тем, кто не будет выставлять огрызки под видом произведений.

Министерство сельского хозяйства вполне может заказать лучшим живописцам страны проект о современном крестьянстве.

Только это нереально при современном положении дел. Чиновники и менеджеры разных уровней не пустят проект, который разрушает их мир.

Поэтому такое решение и приказ может исходить только от президента. Чтобы каждое министерство закладывало финансирование на проекты, связанные с культурой, и отчитывалась перед цензурными комитетами, в которых обязательно должны быть священники.

Больной организм не способен сам себя излечить, нужны врачи и лекарства. Так и с нашей культурой.

Некоторое время назад выступал на одном из патриотических каналов и сказал, что не нужно разрушать структуры, оставшиеся после СССР, а создавать параллельные. Только забыл добавить, что они должны быть не под патронажем Минкульта или АП, а работать с РПЦ, спецслужбами и армией — там, где концентрация людей, мыслящих патриотически, выше, чем в театрах, набитых до отказа творческими личностями европейской ориентации.

Определять, каким должно быть современное российское искусство, должны священники, чекисты, ветераны, хозяйственники, а не те, кто сейчас.

Искусствоведы тоже нужны, но после идеологической цензуры. Иначе войну проиграем, политику и экономику. И всю страну.

Источник: Завтра

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке