Общественный уполномоченный по защите семьи: «Дети-маугли» — повод пропихнуть профилактику семейно-бытового насилия и охранные ордера? (27.03.19)

«Дети-маугли» — именно под такими заголовками выходят многочисленные статьи о детях, которые были в последнее время обнаружены соседями за запертыми дверями квартир многоэтажек в современных каменных джунглях. Истории тиражируются с размахом и напоминают откровенную пропаганду, создающую впечатление массового  жестокого обращения родителей с детьми. Муссируемые сюжеты вызывают много вопросов. Тем не менее, уже озвучиваются инициативы о расширении полномочий сотрудников опеки и правоохранительных органов.

Активность «защитников детей» не случайна: ведь выявленные на «маугли-волне» при помощи бдительных граждан дети, позволяют реализовать давнюю мечту ювенальщиков не только по отмене неприкосновенности жилища, но и по внедрению «социального патроната»: одного из ведущих механизмов ювенальной юстиции, а заодно и приступить к борьбе с «насилием в семье», которое, по мнению ювенальщиков, давно процветает. Есть и все предпосылки предполагать, что не за горами очередная попытка протаскивания «Закона о профилактике семейно-бытового насилия» с внедрением «охранных ордеров», который уже на протяжении нескольких лет удается сдерживать родительской общественности.

Буквально в одночасье активировались чиновники, представители проювенальных фондов, заговорив в унисон о необходимости расширения полномочий сотрудников опеки и полиции при выявлении детей «нерадивых пап и мам», о мгновенном изъятии ребенка из семьи с помещением его в приют.

В данном случае остается не только продолжать дивиться трудолюбию законотворцев по разработке законопроекта, но и их красноречию. – Так, фактическое изъятие ребенка из семьи называется «перемещением». Предлагается и «незамедлительное перемещение», то есть «мгновенное изъятие», влекущее за собой экспресс-суд в целях подтверждения правильности отобрания (ювенальность такого подхода мы уже критиковали). Предлагается ограничение прав как «предупредительная мера», за которой должна следовать планомерная «помощь», то есть социальный патронат/социальное сопровождение ребенка и родителей, что будет выражаться в виде работы психологов с семьей.  Ну а если родители «не исправятся», пройдя жернова «специалистов» разных мастей и не будут следовать их указаниям, то предлагается окончательно лишать их родительских прав, которое, естественно, к тому времени будет обоснованно в суде отчетами «помощников» о проделанной с семьей работе.

Характерно, что как основание для изъятия ребенка используется термин «психологическое насилие», а оно, как известно, может, по мнению «специалистов», выражаться в банальном споре внутри семьи или в критике провинившегося ребенка со стороны родителей (из практики: по ссылке весьма показательное видео о том, что в нашей социальной сфере считается насилием/жестокостью по отношению к ребенку).  В результате замечание родителя или принуждение ребенка к помощи по дому может оказаться поводом для «перемещения» ребенка на неопределенный срок в детский дом.

Надо отметить владение словом Павлом Крашенинниковым, который стал всероссийским любимцем среди родительской общественности, благодаря «закону о шлепках».  На сей раз, в контексте обсуждения причин «угрозы жизни и здоровью ребенка», при обсуждении законопроекта, он высказался следующим образом: «документ нужно изучить тщательнее, тем более что автор указал всего две причины, по которым органы опеки могут временно изъять ребёнка из семьи. Это психологическое или физическое насилие, а также пьянство родителей. При этом в Семейном кодексе таких причин указано гораздо больше, среди них и совершение умышленного преступления против жизни и здоровья детей либо супруга».  Так, Крашенинников, обсуждая спасение детей «нерадивых родителей», легко и непринужденно предложил отбирать детей без суда, даже если нет угрозы ребенку, а опасное деяние направлено против «супруга», соответственно, депутат расширил круг оснований для внесудебного отобрания детей (а ведь до судебного решения вообще нельзя заключить, являются ли действия «агрессивного родителя» преступлением). Т.о. можно говорить, что Крашенинников взялся за старое и вновь лоббирует выявление «семейно-бытового насилия», закон о котором пытаются протащить разными способами уже много лет под разными соусами.

С «общественного» фронта достаточно интенсивно дует ювенальный ветер. Выбор представлять «глас народа» выпал на Антона Цветкова.  Личность весьма многоликая и преуспевающая.

На днях Цветков, относительно проблемы «маугли-детей», выступал сразу в двух ипостасях: как лидер общероссийского движения «За реальные дела» и в качестве председателя Экспертного совета по безопасности и взаимоотношению граждан с правоохранительными ведомствами.

Цветков, как и системные лоббисты ювенальных технологий, продвигает максимальное расширение полномочий правоохранительных органов на «доступ в квартиру» для выявления несоблюдения прав несовершеннолетних, заявляя: «ряд несовершеннолетних – как граждан страны, так и детей мигрантов – находятся в беде чуть ли не с рождения».

Видит он проблему невыявления в плохом взаимодействии органов профилактики, призывая создать отлаженную систему тотального доносительства среди простых граждан и сотрудников ТСЖ, которые смогут лечь в основу «сигнала» и станут основанием для беспрепятственного входа в любой дом сотрудников правоохранительных органов. К таким основаниям он относит, например, «жалобы соседей». Кроме этого, он предлагает вменить управляющим компаниям в обязанность сообщать в опеку и полицию по просрочкам за услуги ЖКХ, где прописаны несовершеннолетние. И вообще привлекать к «выявлению нарушений» прав несовершеннолетних всех и вся: «Могут сообщить медики, могут сообщить участковые. Те же управляющие компании, которые активно обращаются в органы полиции, когда им не платят деньги, могут так же активно сообщать и о видимых проблемах с несовершеннолетними».  «Должен быть чёткий алгоритм – сообщение о проблеме, проверка достоверности сообщения, меры реагирования». Сопровождаться такая деятельность должна, по его мнению, через тотальную «просветительскую работу» с населением по выявлению «детей-маугли»: куда требуется «обращаться в случае подозрений на нарушения прав детей».

Таким образом, «общественник» и лидер новой, но уже «всероссийской» организации «За реальные дела», допускает, что соседи при первом подозрении помогут «выявить» нарушения прав детей. Возможно, что действовать такое «выявление» будет и в случаях банального плача ребенка или слишком громкой речи, доносящейся из соседней квартиры. Соседи, заподозрив неладное, должны тут же проявить максимальную бдительность и сообщить куда следует. Ну а если имеется задолженность по квартплате, то это, по логике Цветкова, будет самым что ни на есть прямым основанием для вмешательства в семью и, одновременно, доказательством «видимой проблемы с несовершеннолетним»!

Стоит приглядеться по внимательнее к фигуре этого «защитника» детей. Общественник Цветков, являясь одним из лидеров ООО «Офицеры России», достаточно давно продвигал тему сембыт насилия в семье, используя ложные данные инагента — Национального центра по предотвращению насилия «Анна». Данные этого Центра, будучи единожды запущенными «в народ», несколько лет кочевали из доклада в доклад при попытках продавливания закона «О профилактике семейно-бытового насилия». 

В свою бытность председателем Комиссии по безопасности в Общественной палате РФ, А.Цветков инициировал тему обсуждения сембыт насилия и внедрения «охранных ордеров» и там.

В 2016г. НКО «Анна», которая запустила в массы данные о 40% женщин, подвергающихся насилию в семьях, была включена в список организаций, выполняющих функцию иностранного агента. Но это  обстоятельство не мешает его организации как раньше, так и сейчас тиражировать данные «жертвах насилия». Может, конечно, это такое проявление патриотизма у эксперта Цветкова, но тут надо отметить, что риторика общественника не только не поменялась, а, напротив, приобрела более напористый характер, выраженный в хвалебных одах внедрению «охранных ордеров», «которые должны выписываться судом и запрещать агрессору приближаться к жертве на определенное расстояние». «В частности», — отмечает Цветков, «насильник на время действия ордера будет обязан покинуть место совместного проживания, вне зависимости от того, является ли он собственником помещения, или нет, и не приближаться к жертве ближе, чем на определенное расстояние. За нарушение запрета негодяя отправят за решетку. Сегодня уголовно-исполнительные инспекции в большинстве своем оборудованы специальными средствами, позволяющими в режиме on-line отслеживать перемещение поднадзорных лиц через систему электронного мониторинга». «Агрессором» и «негодяем» г-н Цветков  называет одного из супругов, которого надо лишить доступа в свою же квартиру и сделать жертвой слежки! Характерно, что декларация уже знакомых нам статистических данных о 40%  «тяжких преступлений в семьях», сопровождается оговоркой Цветкова о том, что «в некоторых регионах» цифра может доходить до 60-70%»!!!  Естественно и то, что Цветков, «неся в народ» такие цифры, не назвал ни конкретные источники информации, ни те «некоторые регионы», в которых совершаются «тяжкие преступления в семьях»!

Цветков, продвигая «охранные ордера», требуя расширения полномочий правоохранительных органов по допуску в квартиру «жертвы» лишь на основании долгов ЖКХ,  банального стукачества соседей, не только словесно поддерживает «коллег» по ювенальному цеху, но и, скорее всего, пытается лоббировать интересы общественных организаций, которые он либо возглавляет непосредственно сам, либо членом которых он является. Вероятно, стремится оказаться в первых рядах в вопросах выявления «насилия» в семьях и в вопросах профилактики правонарушений несовершеннолетних.  – Например, в рамках ООО «Офицеры России» существует Центр профилактики правонарушений. Среди основных направлений Центра профилактики в пп. 12,13 значатся:  «Противодействие семейно-бытовому насилию Выявление и пресечение фактов бытового насилия в семьях. Противодействие попрошайничеству и профилактика беспризорничества. Пресечение деятельности лиц, использующих несовершеннолетних и инвалидов для занятий попрошайничеством, выявление детей и подростков, оставшихся без присмотра и попечения взрослых, а также фактов бродяжничества …».

Отдельного закона по сембыт насилию пока нет, но уже давно принят ФЗ №120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», который при внешне благородном названии работает на вмешательство в семьи и дает возможность отбирать детей за «плохое воспитание» почти по любому поводу. Этот закон, вводящий понятия «семья, находящаяся в социально-опасном положении», «несовершеннолетнего, находящегося в социально-опасном положении», «безнадзорный» и проч., не только допускает широкую трактовку понимания понятий, но и отдает «на откуп» критерии признаков определения «социально-опасного положения» ребенка, «безнадзорности» и «неблагополучия» региональным регламентам, устанавливающие те самые «признаки» для «профилактической» работы. Именно ФЗ-120 используется медицинскими и образовательными организациями, органами опеки и правоохранительными органами в качестве основания для привлечения родителей ребенка к ответственности через Комиссии по делам несовершеннолетних по ст. 5.35 КоАП с дальнейшей постановкой под наблюдение социальных служб, сопровождающееся зачастую «работой с семьей», то есть тем самым социальным патронатом и оказанием «помощи» в виде услуг психолога. Происходит это сейчас больше «из вне», поэтому проверить «признаки» и найти «доказательства» неблагополучия и насилия без проникновения в квартиру достаточно сложно.

На данный момент ситуация такова, что даже сотрудники полиции не могут зайти в дом/квартиру просто так. Сейчас нас защищает Конституция, гарантирующая неприкосновенность жилища, за исключением случаев установленных федеральным законом, что существенно тормозит ювенальную деятельность и не дает развернуться стукачам.

Снятие неприкосновенности жилища, которое продвигает Цветков, позволит таким общественникам, (учитывая активную деятельность организации на поприще охраны общественного правопорядка), из Центра профилактики правонарушений принимать активное участие в процессе выявления и профилактики правонарушений несовершеннолетних внутри квартир, передавая «сигналы» куда следует под любыми предлогами, указанными в регламентах. Ну а уж если удастся пропихнуть и сембыт насилие с «охранными ордерами», то деятельность «общественников», учитывая фанатизм лоббирования идеи, существенно расширится.

В заключение хотели бы предложить  материал о предполагаемой деятельности, выбранных «гласом народа» общественников на поприще ЖКХ, где все преподносится именно под лозунгом «охраны законности, правопорядка и профилактики правонарушений».

Учитывая предыдущий опыт с «законом о шлепках», а также мастерскую работу законотворцев по подмене понятий и «вплетении» в законы слов, которые в корне меняют суть нормативного акта, нелегко сказать, в какой закон ювеналы попытаются втиснуть расширение своих прав. Нам остается быть бдительными, приготовиться к противостоянию и борьбе за права семьи, чтобы не дать распустить руки ювенальному фашизму.

Источник: Общественный уполномоченный по защите семьи

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке