Константин Путник: «Я подозреваю, что массовые убийства в образовательных учреждениях на керченском колледже не прекратятся: последуют новые» (18.10.18)

Руководитель миссионерского отдела Челябинской епархии Константин Владимирович Путник выступил на днях на областной межведомственной научно-практической конференции «Влияние интернета на психическое здоровье детей и подростков». После мероприятия он ответил на вопросы журналистов о трагедии в Керчи, сообщает пресс-служба Челябинской епархии.

– Константин Владимирович, проблемы, которые обсуждались на конференции, как-то соотносятся с событиями в Керчи?

– Да, безусловно. Об этом прямо говорилось на конференции. Массовое убийство в Керчи – продолжение той тенденции, которая была нами давно обозначена: западными политтехнологами и социальными инженерами систематически и целенаправленно ведется работа по переформатированию сознания нашей молодежи в сторону разного рода смертельных игрушек. Я не верю в «объективность» деструктивных процессов на просторах интернета; как говорят некоторые аналитики: компьютерные игры виноваты, социальные сети, что-то другое. Это уводит общественное внимание от содержательной стороны проблемы и, прежде всего, от того, что само собой ничего не происходит: за любыми событиями всегда стоят конкретные люди с именами и фамилиями – заказчики, разработчики, модераторы, исполнители. Два года назад был, как теперь говорят, «в тренде» «Синий кит» и ему подобные сообщества. Молодежь зачитывалась книгой Стейси Крамер «50 дней до моего самоубийства». Сейчас акценты сместились в сторону насилия и убийств. Молодые люди читают дневники и воспоминания об Эрике Харрисе и Дилане Клиболде – это подростки, совершившие массовое убийство в американской школе «Колумбайн». Я подозреваю, что массовые убийства в образовательных учреждениях на керченском колледже не прекратятся: последуют новые.

– У вас есть основания выносить такое суждение?

– К сожалению, да. Дело в том, что в 2019 году исполняется 20 лет трагическим событиям в «Колумбайне». Принимая во внимание романтизацию этого события в социальных сетях и стремление молодых людей следовать за «героями», пусть и отрицательными, можно предположить, что за этим взорвавшимся тяжелым «снарядом» психо-ментальной войны, выпущенным по Керчи, последуют и другие, приуроченные к «юбилею». Дай Бог, чтобы я ошибался. Дай Бог, чтобы у нашей власти хватило ресурсов для предотвращения трагедий. Но весь мой опыт подсказывает: таких ресурсов – ни материальных, ни интеллектуальных — у власти нет. Правильнее сказать, они есть, но они никак не организованы, и потому всё то, что они делают, связано не с властной волей, как это должно быть, а только с гражданской позицией людей, готовых противостоять злу.

 

Краткие выдержки из доклада Константина Владимировича Путника на  конференция «Влияние интернета на психическое здоровье детей и подростков».

В докладе Константин Владимирович подробно остановился на феномене когнитивной редукции – явлении, которое получает всё большее распространение в нашем обществе.

«Когнитивная редукция, – сказал докладчик, – это упрощение и уплощение мышления, его ограниченность, принимающая порой клинические формы психического или неврологического заболевания. В этом смысле когнитивная редукция соотносится не только с олигофренией, но и, например, с гебоидной шизофренией и сопровождающим ее нравственным помешательством. «Нравственное помешательство», – отметил Константин Путник, – термин ныне почти забытый, из дореволюционной психиатрической практики, но без него невозможно существование психиатрии как науки, адекватной реальности».

«Человек, – указал далее докладчик, — с функционально-социологической точки зрения есть сумма, как минимум, трех составляющих: homo spiritus (человек духовный), homo politicus (человек политический, т.е формирующийся и живущий в рамках определенной политической культуры), homo economicus (человек экономический, правильнее сказать – икономический, т.е. занимающийся домостроительством, земным благоустройством). От того, в какой вертикальной последовательности располагаются эти функции, зависит состояние общества. Главная, определяющая качество остальных – spiritus, — духовная составляющая, базис. Именно духовно-религиозная составляющая формирует ядро личности, те глубинные мотивации, которые будут определять ее существование».

«Смысл когнитивной редукции– подчеркнул Константин Владимирович, – сосредоточить внимание человека на потреблении, подменить бытие бытом, исключив или предельно опошлив, приземлив, омещанив духовный поиск человека, который может осуществляться только при наличии высоких нравственных качеств и интеллектуальных способностей. Цель всей операции — сделать человека предельно управляемым, подчинив воле индуктора. Как выразился один из министров образования Российской Федерации, наша задача – воспитать не всесторонне развитую личность, как было в советское время, а грамотного потребителя».

Переходя к маркерам, характеризующих когнитивную редукцию, Константин Путник отметил, что в самом начале своей работы по изучению этого явления он насчитывал их около двух десятков. В настоящее время число увеличилось до 50-ти. Некоторые он назвал. Это:

– отсутствие стратегического мышления, стратегического видения, исторической перспективы; жизнь сегодняшним днем;

– лексическая убогость: обеднение словарного запаса, использование простых односложных предложений, замена слов и фраз символами.

«Вообще нужно сказать, — особо отметил Константин Путник, — что основные сражения психо-ментальной войны разворачиваются в сфере языка. Это происходит потому, что язык есть не только средство коммуникации, но и орудие мышления. Мы мыслим на языке, иного способа нет. Поэтому для того, чтобы переформатировать мышление необходимо переформатировать язык».

Далее, это:

– предпочтение не тексту, а картинке; необоснованная экономия интеллектуальных усилий;

– подражательность: явление, которое стало буквально психической эпидемией: детские суициды, поножовщина и стрельба в школах, похабные танцы курсантов военизированных училищ и т.п.;

– подмена любознательности любопытством, часто очень порочным, хамским.

«Любопытство, – отметил докладчик, – это обычный, большей частью естественный интерес к происходящему, но в настоящее время оно опустилось на болезненный уровень «замочной скважины» и подворотни. Любознательность – стремление узнать: что, почему, как и, главное, зачем; это «уровень телескопа» или, если хотите, микроскопа».

Чтобы почувствовать разницу между любопытством и любознательностью, Константин Путник предложил сравнить две телевизионные программы: нынешнюю «Пусть говорят» и советскую «Очевидное – невероятное». Он процитировал бессменного ведущего последней профессора С.П. Капицу, сказавшего, что нынешнее «телевидение занимается разложением сознания людей». На взгляд профессора, «это преступная организация, подчинённая антиобщественным интересам».

«Несмотря на то, что сравнение явно будет не в пользу «Пусть говорят», таких программ на телевидении становится все больше, тогда как программ уровня «Очевидного – невероятного» не осталось вовсе», – отметил Константин Путник.

«Существует, повторюсь, множество других характеристик когнитивной редукции, – сказал далее Константин Владимирович. – Но, разумеется, один признак или маркер не может служить достоверным критерием этого явления. Когнитивная редукция, говоря языком медицины, – это большой синдром, т.е. объединение целого ряда признаков-симптомов. Но наличие одного такого симптома должно насторожить и послужить мотивом и стимулом к поиску других».

В завершении доклада Константин Путник обратил внимание собравшихся на то, что «в ситуации психо-ментальной войны можно говорить о наведенной когнитивной редукции. Речь идет о социальной инженерии. Патологические ее качества и воспитываются, и используются: когнитивная редукция – страшная, разрушительная, всепроникающая сила, эксплуатирующая человеческую порочность, и с нею работают люди, которые знают, как и куда ее направить».

Источник: Челябинская митрополия

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке