Сергей Черняховский: «Почему США понимают только право сильного» (25.04.18)

Бессмысленно надеяться на успех в отношениях и переговорах со страной, тем более  – с сильной страной, не учитывая ее исторически выработанную политическую культуру и особенности национального менталитета.

Те персонажи экспертно-политического шоу-пространства, которые постоянно и на каждом шагу декларируют приоритет достижения договоренностей с ведущей против России сегодня борьбу западной коалицией, либо занимаются сознательной провокацией, либо просто бездарны, безграмотны и безответственны. Они не понимают ни того, что такое переговоры в принципе, ни того, что означают переговоры для политической культуры США и какова вообще политическая культура США.

США  – страна и культура, которая существует на месте покоренного ими политически и уничтоженного культурно пространства. Их политическая культура  – культура покорения и уничтожения непокорных.

Основу для США создали эмигрировавшие из Британии в первой половине XVII века протестанты разных направлений. Был момент, когда из Британии, после роспуска королем парламента 1630 года, намеревался эмигрировать Оливер Кромвель. Переселенцы, уехавшие тогда в колонии, были его подобием: решительные, уверенные, что правда и бог на их стороне, и не останавливавшиеся перед препятствиями до тех пор, пока не получали достойного отпора.

У них было много войн с довольно высокоразвитым местным населением и много договоров с ними  – все кончилось тем, что индейцы были почти поголовно уничтожены, а остатки загнаны в резервации. Потому что американцы заключали с ними лишь те договора, которые были выгодны им самим, а если после неудачной войны вдруг вынуждены были заключать равноправные, то обязательно их нарушали.

Они изначально были уверены, что приехали строить новый, исключительно протестантский мир  – и в этой миссии имеют право на все.

Ко всему прочему, они изначально были носителями не кодифицированного, но прецедентного права. Это означает, что никакая записанная в законе либо договоре норма не имеет абсолютного значения и может быть интерпретирована соответственно новым обстоятельствам.

Американский судейский корпус изначально формировался снизу вверх, а не сверху вниз (что теоретически очень неплохо), но в их случае и в их понимании в сочетании с прецедентным правом означало, что судьей является тот, кого они сами признали судьей, а закон нужно соблюдать так, как они сочли нужным его понимать.

В полном сочетании с их пониманием они приняли как аксиому, что на их территории действует только их право и не действует международное и, соответственно, что их право действует не только на их территории, но и на территории всего мира.

В их понимании их предназначение  – строить новый мир. А их право (поскольку принято, что бог и правда по определению за них) рассматривается как право божественное  – право высшее и абсолютно справедливое.

В этом отношении в своей твердой уверенности, что их власть от бога по происхождению и обязательна к исполнению как власть абсолютная, американцы вполне равняются с наиболее деспотичными абсолютистскими правителями Европы XVII-XVIII веков. Только если короли как божественный абсолют стояли над своими народами и считали это счастьем для тех, то Штаты исходят из того, что они как божественный абсолют стоят над всеми остальными народами и искренне могут считать это счастьем для всех этих народов.

Переговоры для США  – это не процесс согласования, это процесс оформления уступок со стороны их конкурента. У них нет цели достижения договоренности как устранения конфликта. У них, как правило, нет переговорной установки на решение общей проблемы. У них есть установка на утверждение своей воли.

Поэтому достичь с ними равноправной и взаимовыгодной договоренности можно только в том случае, если почему-либо это для них крайне необходимо, а недостижение договоренности почему-либо критически опасно.

Если США действительно очень нужно достичь соглашения, они будут его инициатором и будут его добиваться всеми силами. При этом не оставляя попытки немного, но обмануть. Если они не прочь договориться, но могут обойтись и без этого, они по пути постараются создать партнеру новые проблемы, чтобы за их устранение получить дополнительные уступки.

Если договоренность им особенно не нужна (и даже когда нужна, но другая сторона предложит им его первой), они уже будут рассматривать ту сторону как готовую сдаться. И обязательно будут наращивать требования преимуществ для себя. Любое миролюбие они воспримут как слабость и любую уступку как повод потребовать новой.

Если договор США и заключат, они никогда не будут рассматривать его как для них обязательный, а лишь подлежащий исполнению  – пока он будет оставаться выгодным.

Обеспечить соблюдение ими заключенного договора можно лишь одним способом: всегда имея в руках реальную угрозу, которая может быть обращена против них, когда они этот договор попытаются нарушить.

Перефразируя классику: «Для США любой договор ничто, если у вас нет силы наказать их за нарушение договора».

Любая попытка договориться с ними не с позиции силы  – есть откровенная обращенная к ним просьба вас обмануть.

Еще раз: у них менталитет покорителей. Они видят в этом свою судьбу, и любой, кто не соглашается на покорение, самим фактом этого вызывает их враждебность. Воспринимается ими как богохульник, потому что раз, как они считают, бог изначально оправдал все их действия, то непокорность им означает непокорность самому богу и, соответственно, богохульство.

Но поскольку они считают, что бог все-таки в силе, то, встречаясь с противостоящей им большей силой, они достаточно быстро приходят к выводу, что через нее с ними как раз и говорит бог.

Тогда, увидев реальную и подтвержденную силу, они с неизбежностью признают ее.

Упрекать Россию в том, что она не хочет договориться с США,  – нечестно, лицемерно и бессмысленно. Она ничего против не имеет. Не готовы и не хотят договариваться, во всяком случае на взаимовыгодных условиях, именно они.

Отношения СССР и США 1940-х и даже времен разрядки  – это отношения сильных. Отношение США в ту эпоху к СССР было отношением к сильному, а в 70-е годы  – как к более сильному.

После разрушения СССР США всегда относились к России как к слабому: в 1990-е годы как слабому, но заискивающему, в 2000-е как к слабому, но дерзящему. Со слабыми могут соблюдать снисходительную вежливость, но с ними не разговаривают и не ведут себя как с сильным.

Американская ментальность в силу своей истории и условий своего формирования всегда была ориентирована на уважение силы, веры в себя и свою мечту.

СССР/Россия, отказавшиеся от борьбы, своих идеалов и своей мечты, уже одним этим вызывали пренебрежение.

Когда-то США воспринимали СССР в образе смелого парня. Потом  – сильного парня. При Рейгане  – в образе плохого парня. При Горбачеве  – в образе глупого парня, а затем слабого парня.

Вопрос в том, чтобы Штаты снова увидели в России сильного. Однако прошлый опыт показывает, что произойти это может в одном-единственном случае   – когда они услышат щелчок взведенного курка у своего виска.

 

Источник: Хазин.ру

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке