Галина Чудинова: «Духовные истоки пермской трагедии» (15.01.18)

Известие об очередном ЧП в Перми, о поножовщине, устроенной старшеклассником и бывшим учеником школы № 127 Мотовилихинского района города на Каме, мгновенно облетело все социальные сети, прозвучало в телевизионных передачах.

В понедельник, 15 января, школьники вышли на учёбу после новогодних каникул, это был их первый учебный день. Казалось бы, ничто не предвещало беды: в школе с гуманитарным уклоном такого раньше никогда не случалось. И вдруг около десяти часов утра по Перми на третьем этаже здания раздались жуткие крики, а из дверей школы стали выбегать дети без верхней одежды и с ножевыми ранами разной степени тяжести.

Информация в официальных сводках в течение дня то и дело менялась. Вначале, по сообщению директора школы, она обрела детективно-криминальный характер: в здание, якобы, ворвались двое неизвестных лиц в масках и напали на детей.

Ближе к полудню по московскому времени появилось официальное сообщение Следственного комитета РФ по Пермскому краю, что между двумя школьниками произошла драка с применением холодного оружия, которую пытались предотвратить учительница и находящиеся рядом дети. В итоге пострадали пятнадцать человек, двенадцать из которых были госпитализированы. По сообщению краевого Минздрава, на место незамедлительно выехало восемь бригад скорой помощи. Вскоре в злополучную школу прибыли работники Министерства образования, да и сам губернатор края Максим Решетников.

Учительница и двое школьников находятся в тяжёлом состоянии, они направлены в городскую клиническую больницу № 4. Девять пострадавших детей осмотрены врачами. К счастью, у них были обнаружены лишь поверхностные травмы, и им была оказана вся необходимая помощь. Подозреваемые задержаны. По данному факту следственными органами возбуждено уголовное дело — покушение на убийство двух и более лиц.

Занятия в школе пока что отменены. На месте происшествия работает следственная группа. Устанавливаются  все обстоятельства произошедшего, в том числе — мотивы совершенного преступления, сбор и закрепление доказательственной базы. Губернатор распорядился в срочном порядке усилить охрану всех школ края.

Охрану, разумеется, нужно усилить, но, на мой взгляд, пермская трагедия имеет свои духовные истоки, начавшиеся с 1990-х годов, со времён преступной приватизации и духовного растления взрослого населения и молодёжи. В Перми во времена губернаторства пресловутого Олега Чиркунова, ныне живущего во Франции, хорошо «поработал» галерейщик Марат Гельман. Тогда антиискусство захлестнуло всю столицу Прикамья: красные человечки восседали на здании администрации, на «художественных» выставках вниманию зрителей предлагались звёзды из окурков и прочая непотребная мерзость, сопровождаемая комментариями из мата. На сцене «Театра Театр» под руководством бывшего министра культуры Бориса Мильграма шли спектакли, героями которых были люди нетрадиционной ориентации. Один из них так и назывался — «Голубая комната», и объектом глумления в нём была икона Богородицы.

Отнюдь не случайно 4 декабря 2009-го года в пермском кафе «Хромая лошадь» во время пиротехнического шоу разыгралась страшная трагедия, унесшая жизни более полусотни молодых людей, а многие из них до сих пор остаются искалеченными. Не случайно балетная группа Пермского театра оперы и балета поддержала пошлый и кощунственный фильм «Матильда».

Пятнадцать лет проработала я доцентом Пермского краевого института повышения квалификации работников образования, объехала многократно все города и районы края и воочию убедилась, что духовная ситуация, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Если в провинции учителя чаще заказывали мою педстудию «Родное Прикамье» и охотней слушали лекции о русской школе, национальной концепции образования, то в городских школах нередко проводились Хэллоуины и праздновались чуждые нам Валентиновы дни. До сих пор в крае не изжит комплекс вины за якобы массовые репрессии, а возле железнодорожного вокзала, с подачи местных либералов, возвышается арка из спиленных деревьев — символ лесоповала. Хотя в военные годы наша область с её многочисленными заводами самоотверженно работала на оборонку — «Всё для фронта, всё для победы!».

Я всецело и полностью согласна с мнением Игоря Карачевцева, директора 166-й гимназии Петербурга, который на сайте «Свободная пресса», откликнувшись на трагедию в Перми, высказался категорически против снижения в глазах учащихся и их родителей образа школьного педагога и навязанного чиновниками термина «сфера образовательных услуг»:

«Мы — школьные учителя, а не торговцы. Предоставляем знания, а не какие-то услуги. Наша профессия всегда была в России уважаема и важна. Всегда! Пытаться свести её к этим самым «услугам», значит, обречь себя и следующие поколения россиян на невежество. То есть, в сущности, на вымирание — нравственное».

Самое печальное в этой ситуации, что пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков заявил: «Нападение на школу в Перми является «внутренней поножовщиной» между учениками. Давайте дождемся, пока внутреннее расследование проведут. Это же не нападение на школу извне». До тех пор, пока в российской культурной и духовной сферах будут править бал либералы, нападений на школы не избежать — ни изнутри, ни извне. Чем раньше мы это поймём, тем лучше для нас и наших детей.

Источник: Русская Народная Линия

 

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке