Всеволод Чаплин: «О памятнике Петру и Февронии в Москве» (12.12.17)

Прелюбопытнейшая, знаете ли, обсуждаловка случилась 28 октября на собрании красносельских мундепов — новых, ярких, оппозиционных, просвещенных. Речь шла о памятнике святым Петру и Февронии, покровителям семьи. Ставить его хотят на Большой Сухаревской площади, где сейчас царят пустота, «недосказанность» и торговые точки. Но мундепам идея памятника не нравится. Семь проголосовали против, два воздержались, за — никого.

Депутат Илья Мищенко, заявленный как специалист по сохранению и изучению птиц, исследует и двуногих. Заботится об их здоровье. По его мнению, Петр и Феврония — плохой пример для нравственно здорового семейства, ибо простушка женила князя на себе, шантажируя недолеченным сифилисом. До появления этой болезни, правда, оставалось минимум два с половиной века — но что девушка не придумает, дабы заполучить богатого и знатного жениха! Да и житие святых говорит о болезни — проказе — и о том, что простолюдинка исцелила князя, взяв с него обещание жениться.

Другие прозвучавшие аргументы тоже дивны. Вот Илья Яшин спрашивает: зачем ставить памятник людям, которые не бывали в Красносельском округе и вообще в Москве? Вот, например, Маркс и Энгельс, в России не бывавшие и, мягко говоря, ее не любившие, до сих пор как-то диссонируют с Большим Театром и Храмом Христа Спасителя. Ну ладно, «классики» вроде как уже привычны. Ленин так вообще, если судить по количеству памятников, — настоящее «наше все», и речи про сифилис тут уж совсем неуместны. Но вот против памятника Нансену, поставленному в центре Москвы в 2002 году, наши просвещенные и яркие не особо протестовали. Ну и, конечно, монумент жертвам репрессий, заполнивший гораздо меньшую пустоту на Садовом кольце, у них вызвал единодушный и безусловный восторг.

То есть болезни тут надо обсуждать скорее духовные. Например, хроническую избирательную толерантность. Синдром Свой-Чужой действует даже в отношении памятников: Калашников — «ужас-ужас-ужас», а вот Немцов — совсем другое дело.

На самом деле памятники Петру и Февронии ставят по всей России. Они нешуточно популярны среди молодоженов. В Москве вокруг места установки памятника идет подковерная борьба — многие хотят заполучить его себе, чтобы привлечь людской поток. Против, полагаю, были геи — один из вариантов предполагал установку неполиткорректной двуполой композиции в месте их тусовки на Старой площади. Было рассмотрено несколько проектов — скажем прямо, вторичных, похожих на уже установленные в других городах монументы. Сейчас вроде появился оригинальный, хотя и щербаковский (еще один повод для негативной реакции просвещенных).

Но вот что мне понравилось в обсуждаловке — так это предложение восстановить Сухареву башню, как раз на нынешнем пустом месте. Вот бы за это проголосовали! А Петр и Феврония свое место найдут.

Источник

Материал по теме:

Сюжет об этом в передаче Никиты Михалкова «Бесогон» от 9 декабря 2017 года — О Петре и Февронии в начале передачи, заседание депутатов и выступление Ильи Мищенко на восьмой минуте.

«Разрушь память и бери без боя»

 

Внеочередное заседание Совета Депутатов МО Красносельский во главе с Ильёй Яшиным от 28 октября

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке