Анна Швабауэр: «Законопроектные предложения по защите семьи от неоправданного вмешательства» (31.10.17)

31 октября в Совете Федерации состоялись парламентские слушания по теме: «Совершенствование семейного законодательства в целях обеспечения государственных гарантий защиты семей с детьми от разрушения и неблагополучия». Инициатором мероприятия выступила сенатор Е. Мизулина.

На мероприятии выступила эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в СПб и ЛО к.ю.н. А.В. Швабауэр с законопроектными предложениями, направленными на противодействие необоснованному вмешательству в семью.
В частности, были предложены изменения по основаниям лишения, ограничения родительских прав, исчерпывающий перечень оснований для признания ребенка, «оставшимся без попечения родителей», высказаны идеи по реформированию системы профилактики правонарушений путем исключения понятия «безнадзорный», назначения профилактической работы только при совершении правонарушений, при наркотической зависимости, хроническом алкоголизме. Сказано было также о незаконности нормы, допускающей выявление детей, оставшихся без попечения родителей, не только органами опеки, но вообще любыми организациями, из которой выросла практика ювенального шантажа в школах и поликлиниках. Учитель должен учить, а врач должен лечить, а не лезть в семейную жизнь!
Юрист предложила критично подойти к вопросу о полномочности органов опеки на отобрание детей у родителей в связи с тем, что наличие реальной опасности для жизни, здоровья ребенка, исходящей от родителей (о которой говорит статья 77 СК), подразумевает именно преступное посягательство, с коими полномочны работать именно органы полиции. Причем право и обязанность полиции защищать граждан при непосредственной угрозе жизни и здоровью уже предусмотрена действующим законом о полиции, который содержит хорошие оговорки – о допустимости защиты, только если гражданин не может позаботиться о себе сам и опасности невозможно избежать иным способом. В связи с чем в СК относительно отобрания ребенка у родителей следует просто сделать отсылку к закону о полиции. Также А. В. Швабауэр обратила внимание судьи Верховного суда на опасения родительской общественности относительно неопределенных оснований для отобрания ребенка, предусмотренных в проекте Пленума Верховного суда.
С докладом на слушаниях выступила Общественный уполномоченный по защите семьи в СПб и ЛО О.Н. Баранец, которая обратила внимание, что политика в семейной сфере в России использует целую систему подмен терминологического характера. Под соусом о полезности в жизнь воплощаются опаснейшие конструкты, такие как «ответственное родительство», медиация, приемная (фостерная) семья, гендер, толерантность и т.п.

ДОКЛАД А.В. ШВАБАУЭР НА ПАРЛАМЕНТСКИХ СЛУШАНИЯХ «ЗАКОНОПРОЕКТНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ЗАЩИТЕ СЕМЬИ ОТ НЕОПРАВДАННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА»

Мы подготовили законопроектные предложения по защите семьи от неоправданного вмешательства. В силу ограниченности времени приведем лишь некоторые.
1).         В отношении судебного порядка вмешательства в семью.
Сейчас лишение и ограничение прав возможно по неопределенным основаниям.
Для того чтобы лишение прав стало крайней мерой ответственности, ныне действующие основания для лишения прав, уточнив, и исключив лишние, следует перенести в основания ограничения прав.
Пункт 2 статьи 73 Семейного кодекса (СК) предлагаем изложить в следующей редакции:
«Ограничение родительских прав допускается,
если родитель систематически, умышленно и при отсутствии уважительных причин уклоняется от выполнения родительских обязанностей, причиняя вред здоровью и развитию ребенка;
если родитель систематически, умышленно и при отсутствии уважительных причин уклоняется от уплаты алиментов;
при наличии хронического алкоголизма либо наркотической зависимости родителя, установленных медицинской экспертизой и создающих угрозу причинения вреда здоровью ребенка;
если родитель отказывается без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций в течение месяца;
при наличии у родителя психического расстройства, опасного для жизни и здоровья ребенка, подтвержденного медицинской экспертизой».
Основания лишения родительских прав в статье 69 СК изложить следующим образом:
«Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они:
совершили умышленное преступление против жизни, здоровья (за исключением преступлений небольшой тяжести), преступление против половой неприкосновенности и половой свободы своего ребенка при наличии вступившего в силу обвинительного приговора;
в течение года с момента ограничения родительских прав не восстановлены в родительских правах».
2). Внесудебное отобрание ребенка у родителей допустимо ТОЛЬКО при непосредственной угрозе жизни и здоровью. Фактически это правило предусмотрено действующим законом о полиции. И норма статьи 77 СК в этом смысле юридически является избыточной, наделяя органы опеки несвойственными им полномочиями, направляя сотрудников опеки в опасные ситуации. При этом норма ст. 77 значительно хуже сформулирована, чем ФЗ о полиции.
Пункт 1 статьи 77 можно изложить в следующей редакции:
«Отобрание ребенка у родителей (либо замещающих их лиц) допускается в случае непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка, исходящей от родителей (либо замещающих их лиц), в порядке и на условиях, предусмотренных Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции».
3). Еще одна норма СК, которая используется для внесудебного вмешательства в семью, в т.ч. для отобрания детей — — статья 121 СК, которая устанавливает перечень детей, оставшихся без попечения. Сейчас эта норма имеет неопределенный характер, относит к детям без попечения тех, родители которых «препятствуют нормальному воспитанию и развитию».
Перечень в статье 121 СК надо сделать четким и исчерпывающим. Наши предложения:
«1. Ребенок признается оставшимся без попечения родителей в случаях:
а) смерти родителей;
б) признания родителей умершими;
в) признания родителей безвестно отсутствующими;
г) лишения родителей родительских прав;
д) ограничения родителей в родительских правах;
е) признания родителей недееспособными;
ж) признания родителей ограниченно дееспособными;
з) неизвестности родителей;
и) неизвестности местонахождения родителя и объявлении его в розыск органами внутренних дел;
к) явно выраженного отказа родителей от воспитания ребенка, в том числе отказа родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций в течение месяца;
л) задержания, содержания под стражей родителей, подозреваемых в совершении преступления, либо при отбывании наказания, связанного с лишением свободы, в случае если ребенок не проживает с матерью или попечение о детях не передано родственникам или иным лицам;
м) болезни родителей, которая полностью исключает возможность воспитания ребенка, то есть, при таком состоянии здоровья, в котором родители фактически не могут осуществлять действий для заботы о ребенке и не привлекли или не могут привлечь по состоянию здоровья для указанных целей третьих лиц (например, кома);
н) отобрания ребенка у родителей (замещающих их лиц), если непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка исходит от родителей (замещающих их лиц);
о) отмены усыновления ребенка, если ребенок не передается родителям по решению суда в соответствии со статей 143 настоящего Кодекса;
п) исключения решением суда сведений о родителях ребенка из актовой записи о рождении».
4). Надо ввести правило о принятии акта органом опеки по каждому факту признания ребенка оставшимся без попечения, поскольку в практике видим, что органы опеки отнимают детей без документов, а потом ссылаются на то, что ребенок остался без попечения.
5). Ввести правило о внесении в банк данных детей для устройства в семьи сведений лишь о тех категориях детей без попечения, в отношении которых очевидно (либо в высокой степени очевидно), что попечение не может быть восстановлено (например, в случае смерти родителей, признании из умершими, неизвестности родителей и т.п.).
6). Ввести правило о возвращении ребенка при отпадении фактов, которые являлись основания для признания ребенка, оставшимся без попечения.
7). Следует ввести и четко прописать механизм, гарантирующий приоритет родственной формы устройства ребенка, который остался без попечения родителей, в СК.
8). Изменения Семейного кодекса РФ и ФЗ «Об опеке и попечительстве» не снимут всех проблем по необоснованному вмешательству в семью и изъятию детей у родителей, поскольку на практике ФЗ РФ от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» широко используется для вмешательства в семьи по следующим причинам:
(1) в силу неопределенности категорий детей и семей, в отношении которых возможно вмешательство.
(2) вследствие передачи неопределенных и широких полномочий органам власти.
ФЗ № 120 должен работать только в случаях действительно опасного поведения граждан, а также в отношении по-настоящему бездомных детей.
К важным поправкам ФЗ № 120-ФЗ относятся следующие:
— понятие «Беспризорный» предлагаем определить следующим образом: «несовершеннолетний, не имеющий места жительства и (или) места пребывания вследствие неизвестности родителей, неизвестности  местонахождения родителей и (или) явно выраженного отказа от воспитания ребенка».
—  Из статьи 1 необходимо исключить понятие «безнадзорный».
Действующая статья 1 дает слишком неопределенную трактовку: «безнадзорный – несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц».
Понятие «контроля», в связи с отсутствием которого, ребенок может быть признан безнадзорным, имеет несколько значений, в том числе: наблюдение, а наблюдать словари определяют как «внимательно следить глазами за чем-либо, кем-либо». В итоге мы имеем практику изъятия детей у родителей в случаях, если дети гуляют без сопровождения и т.п.
— в отношении понятия «несовершеннолетний, находящийся в социально-опасном положении» (СОП).
Согласно действующей норме «несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении, — лицо, которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию, либо совершает правонарушение или антиобщественные действия». Понятие «требований к воспитанию» не может быть определено, поэтому такая формулировка дает основания для крайне субъективных трактовок органов власти.
Полагаем, положение СОП может быть увязано с доказанными действительно общественно–опасными деяниями, за которые несовершеннолетние привлечены к ответственности (либо не привлечены по основаниям, установленным законам, напр., по возрасту).
Поэтому следует ограничить «детей СОП» случаями, связанными с уголовно-наказуемыми деяниями, а также серьезными административными правонарушениями, причем надо сделать оговорку: перечень административных правонарушений следует уточнить, чтобы не каждый проступок влек присвоение статуса СОП и назначение индивидуальной профилактической работы (ИПР). Очевидно, что такие проступки как безбилетный проезд, нарушение ПДД (переход в неположенном месте и тп.) – не основание для СОП. Отфильтровать СОП можно, например, ссылкой на вид назначенной санкции (не выше определенной), а также установив, что ИПР проводится при неоднократности (либо системности –  3 раза и более) правонарушений, и при принятии компетентным органом решения о целесообразности проведения ИПР в данном случае.
— Понятие «семья, находящаяся в социально опасном положении» предлагаем исключить.
Согласно ФЗ № 120 «семья, находящаяся в социально опасном положении, — семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними». Данная формулировка является неопределенной.
Любая профилактическая работа с родителями несовершеннолетних допустима только в строго ограниченном исчерпывающем перечне случаев действительно опасного для ребенка поведения, например:  при совершении уголовных преступлений в отношении детей,  при систематическом употреблении наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача,  при  хроническом алкоголизме, доказанном медицинской экспертизой.
—           Необходимо исключить по всему тексту закона неопределенное понятие «трудной жизненной ситуации» (ТЖС), которое позволяет оказывать детям социальные услуги даже против воли родителей (например, п. 2 ст. 12).
Понятие ТЖС согласно ФЗ РФ от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» является неопределенным:  «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации», — это «дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети — жертвы насилия; дети, проживающие в малоимущих семьях; жертвы вооруженных конфликтов, дети, жизнедеятельность которых нарушена в результате сложившихся обстоятельств и которые не могут преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи».
Кроме того, все это – существенно отличающиеся категории, которые требуют разной реакции, причем только по желанию семей. То есть, объединять их в одну рубрику «трудной жизненной ситуации»  нет оснований.
Каждую категорию семей, которая может нуждаться в той или иной поддержке, нужно выделить определенно (например, малоимущая семья, инвалиды), и также определенно прописывать в законодательстве возможные меры поддержки семьи, по заявлению членов семьи.
В итоге помещение детей в спец. учреждения дб допустимо ТОЛЬКО :
— для детей, оставшихся без попечения родителей (при новой формулировке ст. 121 СК), в т.ч. при непосредственной угрозе жизни и здоровью, в случае невозможности незамедлительно передать ребенка в родственную опеку
— либо с согласия родителей.
9).         Необходимо отказаться от института комиссий по делам несовершеннолетних либо исключить у них полномочия по рассмотрению административно-правовых дел и привлечению граждан к ответственности.
10.) Надо помнить, что у нас еще есть ФЗ об основах системы профилактики правонарушений 2016 года, который даже при отмене ФЗ№ 120 встанет на его место, ибо он сформулирован очень неудачно, неопределенно. Следует его либо отменять либо чистить так, чтобы он не распространялся на сферу семейных отношений.
11). Следует запретить на законодательном уровне вмешательство в семьи на основании документов, которые не являются нормативно-правовыми актами. В целях исключения влияния на практику методических материалов НКО , изначально нацеленных на «раннее вмешательство в семью», т.е. принцип который прямо противоречит конституционному правилу о неприкосновенности частной жизни, которая может быть ограничена только федеральными законами.
12). Еще одна из проблем, которая влечет вмешательство в семью  – это передача  полномочий по «выявлению детей, которые нуждаются в опеке» от органов опеки ЛЮБЫМ организациям, в т.ч. медицинским и образовательным.
Согласно ч. 4 ст. 6 ФЗ об опеке «полномочия органов опеки и попечительства по выявлению лиц, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, а также по подбору и подготовке граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством формах, могут осуществлять образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в случаях и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации».
Правительством принято Постановление от 18 мая 2009 г. №423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан», которое утвердило Правила осуществления отдельных полномочий органов опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан образовательными организациями, медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные услуги, или иными организациями, в том числе организациями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (утв.постановлением Правительства РФ от 18 мая 2009 г. N 423).
Согласно пп 2, 3 этих Правил:
«2. В случае отсутствия или недостаточности у органов опеки и попечительства организационных, кадровых, технических и иных возможностей организации могут осуществлять следующие полномочия органов опеки и попечительства:
а) выявление несовершеннолетних граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, включая обследование условий жизни таких несовершеннолетних граждан и их семей;
б) подбор и подготовка граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями несовершеннолетних граждан либо принять детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание в иных установленных семейным законодательством Российской Федерации формах (далее – гражданин, выразивший желание стать опекуном).
3. Полномочия, предусмотренные пунктом 2 настоящих Правил, осуществляются организациями на возмездной или безвозмездной основе в соответствии с договором, заключенным с органом опеки и попечительства.».
То есть, Правительство легализует передачу полномочий органов опеки и попечительства образовательным, медицинским и прочим организациям, прямо указывая право организаций выявлять детей, нуждающихся в опеке, и проводить проверки жилищно-бытовых условий. Именно отсюда выросла практика ювенального шантажа со стороны школ, детских садов и поликлиник. Врачи должны лечить, учителя учить – а не выявлять «неблагополучие» причем «раннее», когда никаких угроз ребенку нет. Базируется постановление на общих нормах Закона об опеке и попечительства (ч. 4 ст. 6), который в этом плане прямо противоречит п. 1 ст. 121 СК, запрещающему выявительную деятельность иных, кроме органов опеки, лиц.
13). Следует отменить (качественно изменить) Приказ Министерства образования и науки РФ от 14 сентября 2009 г. N 334 «О реализации постановления Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423», которым утвержден абсолютно неадекватный Порядок проведения обследования условий жизни несовершеннолетних граждан и их семей  в целях «выявления обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии родительского попечения над несовершеннолетним гражданином».
Порядком  установлены явно избыточные факты, подлежащие занесению в Акт осмотра ЖБУ.
Согласно Порядку образовательные и мед. организации могут проводить осмотры ЖБУ и передавать потом информацию в органы опеки.
Согласно Акту оценивается, например, качество и состояние одежды и обуви,  ее  соответствие  сезону,  возрасту и полу ребенка, режим дня ребенка (режим сна, питания, их соответствие  возрасту  и   индивидуальным   особенностям,   организация свободного времени и отдыха ребенка;  наличие  развивающей  и  обучающей среды, места для сна, игр, занятий, игрушек, книг , водопровода, канализации, телефона и т.д.).
Какое это все имеет отношение к «отсутствию попечения родителей»?
Не случайно отбирают детей в т.ч. со ссылкой на «недостаточное количество одежды», «розовый цвет куртки у мальчика», печное отопление и отсутствие канализации или водопровода.
Необходимо исключить передачу полномочий органов опеки и попечительства по выявлению лиц, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства медицинским, образовательным и прочим организациям.
14). Необходимо вводить прямую ответственность должностных лиц за вмешательство в семьи.
15). Нужно создать юридическую комиссию по разработке просемейного пакета законопроектов.

ДОКЛАД О.Н. БАРАНЕЦ НА ПАРЛАМЕНТСКИХ СЛУШАНИЯХ «ПОДМЕНА СМЫСЛОВ В СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКЕ»
В СМИ, правовом поле и вообще нашей жизни, к сожалению, мы наблюдаем постоянную подмену понятий, внедрение ложных смыслов под красивыми терминами, а иногда и откровенную ложь  на которые общество покупается как ребенок на новую игрушку. В безобидную, иногда положительную словесную форму зашивается заведомо ложная установка, которая в итоге и срабатывает.  Известно как вы лодку назовете, так она и поплывет. Что тогда удивляться, если на выходе законодательные и подзаконные акты приводят к перегибам, совершенно другим результатам, нежели декларировались вначале. Все это последствия ложной терминологии, которая нам навязывается в том числе и западными кураторами через своих глашатаев в российских НКО. На некоторые из них я хотела бы обратить внимание.
В прошлом году в Якутии принят закон об ответственном (или позитивном) родительстве. При продвижении этого понятия нам навязывают отношение к естественным родительским функциям по воспитанию детей как к неким «профессиональным навыкам (компетенциям)», которымнадо учиться.
Нет и не может быть такого понятия.  Родительство не может быть ответственным или безответственным, потому что это глубоко имманентный инстинкт присущий биологическим объектам с самых  ранних этапов эволюции.  Пытаться его «поправить», это такое же бессмысленное занятие как влиять на инстинкт самосохранения или размножения. Ну давайте учить людей как дышать, глотать и пр. Конечно на западе подвергаются сомнению все базовые свойства человека как биологического объекта – право на свой пол, на рождение детей, вообще право на собственных детей и пр., но от этого истина не меняется. Забота о детях или есть или его нет. Когда ее нет, следует говорить о потере человеком инстинкта заботы о потомстве – это глубокое тяжелое поражение психики, требующее квалифицированной помощи. Над задачей угасания материнского инстинкта успешно работает заигрывание с темами ЛГБТ, бреднями феминисток, муссирование идеи отказа от детей ради «пожить для себя», экономическая обстановка и др. причины. И уж никак какие-то школы по ответственному родительству не помогут укрепить материнский инстинкт. Смешно, когда в такие школы направляют бабушек, которые уже вырастили детей и растят внуков. Каждая женщина в силу  своего биологического пола априори знает,  что и как лучше для ее ребенка подчас ценой своей жизни.  Ставить это под сомнение тоже самое,  как сомневаться люди ли мы вообще? Знакомясь с программами предлагаемыми в рамках школ ответственного родительства мы видим, что под общими словами и сомнительными терминами например «качество воспитания», «мотивационный потенциал личности» и др ставятся цели совершенно другие – цель этих программ переформатирование родителей на ложные западные установки, размытие четких задач воспитания, а лучше всего и упразднение  самого воспитания вовсе через равенство прав, отказ от любого насилия и пр. Сама установка – современные родители безответственны – ложная. На чем базируется такое  безапелляционное заявление? Достаточно того, что даже слова – родительство, нет в русском языке. Есть родители и забота о детях. Вот этими терминами и следует оперировать.
Возможно вводить понятие безответственные родители понадобилось, чтобы ввести институт фостерных семей. Логика проста – естественные родители безответственные и не знают как правильно растить детей, а вот обученные, компетентные родители, где детей вырастят правильно.
Одним из троянских коней следует отметить термин и явление медиации. В школах СПб на стендах появились информационные объявления, приглашающие детей стать медиаторами, воспользоваться услугами медиаторов в конфликтной ситуации. При этом указываются принципы: добровольность, равноправие, нейтральность посредника, конфиденциальность. И сразу возникает вопрос о равноправии? То, что перед законом все равны не делает равными жертву и преступника между собой. Тут ясно видна зашитая в добрых намерениях ложная установка – невиновность несовершеннолетнего при совершении любого проступка. Можно как угодно извращать понятия, что постоянно происходит в Европе, но есть истина жизни, законы социума, называйте как угодно,  и среди них один из важнейших —  наказание за преступление. Для маленьких проступков – маленькие наказания, для больших – адекватно большие. И никак иначе!!! Онижедети рано или поздно перестанут быть детьми и предстанут перед законом в полной его силе, если не усвоят с детства простую истину – за преступление неотвратимо следует наказание. Медиация отменяет этот принцип.
В чем обман? Читаем определение: Медиа́ция, в праве — одна из технологий альтернативного урегулирования споров (англ. alternative dispute resolution, ADR) с участием третьей ….стороны … (и т.д. см. полное определение в википедии).  Медиация пришла из области экономики как способ досудебного разрешения экономических споров.  И пусть бы там оставалась, потому что когда за стол переговоров садится преступник и жертва никакого спора нет! Есть человек преступивший закон и человек,  чьи права нарушены. Никакого «договаривания» здесь быть не может! Когда за стол переговоров садятся родители и их дети,  мы наблюдаем такую же ложь. Они не могут быть равными в правах, потому что как минимум права влекут за собой ответственность и обязанность, которую дети в полной мере не осознают. Яркий пример из практики медиаторов: дети которые пришли на медиацию с родителями, приходят вновь и вновь, потому что уже не могут решить проблемы с собственными родителями.
Раз уж мы заговорили о правах ребенка – это пожалуй самая утонченная ложь, на которую купилось наше общество. Давая детям права, хотим мы этого или нет, понимает это ребенок или нет, мы накладываем на него и обязанности и ответственность. Это жестоко, потому что ребенок в силу психовозрастных особенностей не может наравне со взрослым нести всю полноту  ответственности за свои поступки. А давая детям только права мы оказываем им медвежью услугу, потому что,  не научившись в детстве постепенно, дозировано нести ответственность за поступки дети оказываются в иллюзорном мире после 18, где им все обязаны, а они центры вселенной. Дети имеют все жизненные права наравне со взрослыми, гарантированно защищены законодательством от всех посягательств как любой гражданин РФ. Какие еще особенные права нужно выделять для ребенка? Анализируя как эти особенные права реализуются в законодательстве, как на практике проявляется их истинная сущность, мы видим, что это гарантированное право  быть вне семьи, быть против родителей. Какая тонкая ложь! Недавно Гос.Дума приняла в первом чтении закон о психологах в суде, в котором наши выводы еще раз подтверждаются – по закону, если интересы родителей противоречат интересам ребенка, они отстраняются от суда. Если родитель не совершил преступления против своего ребенка как их интересы могут не совпадать, если это одна семья?! Могут, если под интересами ребенка считать не то, что определил родитель, а то, что написано в западных методичках и конвенциях. Почему мы допускаем, что западные кураторы знают лучше родителей, что в интересах детей, а что нет. Даже дети интуитивно знают лучше, что им нужно. Одну девочку в СПб убедили, что в ее интересах написать заявление на отца. Отца посадили. Надо слышать с какой болью,  горечью и ненавистью бедная девочка обвиняет чиновника, который  уговорил ее так поступить манипулируя ее правами, в том, что чиновница ее   обманула. Вина за отца легла невыносимой ответственностью на ее сознание. Уравнивание детей в правах со взрослыми – это жестоко по отношению к детям и является ложной установкой.
Я могла бы также обосновать ложность и других понятий и терминов, которые сейчас активно внедряются в сознание граждан через окна овертона, ложные посылы и отрицание элементарных вещей. Можно говорить о ложной трактовке понятий – приемная семья (под термином в семейном кодексе фигурирует платная семья, которая Семьей быть не может), телефон доверия (=доносительства, а доверие еще надо заслужить), безнадзорность, толерантность, гендер и многие другие. Понятие «сексуальная ориентация ребенка» мы нашли на сайте правительственной организации (Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации)! Других-то задач у детей нет, только поиск сексуальной ориентации!
Что ж какими словами оперируем, туда и поплывем! Оздоровление семейной политики государства следует начать с вычищения понятийного аппарата семейного законодательства. Уже это ослабит беспрецедентное давление на современную российскую семью.

Источник: сайт Общественного уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

136 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке