Москва, парламентские слушания на тему «Концепция родительско-детских отношений в Семейном кодексе Российской Федерации» (30.03.17)

30 марта 2017 года в Совете Федерации состоялись парламентские слушания на тему «Концепция родительско-детских отношений в Семейном кодексе Российской Федерации». Инициаторами дискуссии выступили Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству и Координационный совет при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы.

«Наша задача сегодня — найти модель родительско-детских отношений, объединяющую российские традиции и современные реалии, — обратилась к участникам дискуссии одна из ее инициаторов, сенатор, заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству, председатель Комиссии СФ по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса РФ Елена Мизулина.

— К сожалению, сегодня в России преобладает позиция, что лучший защитник ребенка — это внешние институты, а не родители. С таким подходом нам вряд ли удастся сохранить нашу государственность. Семья — это фундамент, благодаря которому российская история насчитывает сотни лет».

Опасения сенатора вызывает тот факт, что из современного российского законодательства исчезло понятие «кровная семья». «Появились новые термины — замещающая семья, приемная семья, биологические родители, которые отдают свой биоматериал, — отметила Елена Мизулина. — Статус кровной семьи должен быть выделен в законодательстве, мы должны обеспечить защиту такой семье!».

Председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольга Леткова определила цель сегодняшнего обсуждения в Совфеде как поиск ответа на вопрос: каким родительская общественность видит будущий Семейный кодекс РФ? Каким должно стать семейное законодательство России, чтобы обеспечить укрепление института традиционной семьи.

«В современной России права родителей и, в частности, их право на воспитание собственных детей, подвергаются трансформации, попираются, — подчеркнула глава АРКС. — Назрела острая необходимость концептуального изменения Семейного кодекса. Прежде всего, должна быть прописана система принципов. Первый из них — принцип уважения к природе семьи и ее естественного назначения. Государство должно признавать особое положение материнства и отцовства. Далее — принцип презумпции добросовестности родительства. Сейчас это в большей степени декларативный принцип. Его необходимо сделать реальным и эффективным. Принцип автономии семьи и невмешательства в частную жизнь семьи. Вмешательство допустимо лишь в исключительных случаях, когда существует реальная угроза. Наконец, принцип приоритета родительских прав. Именно родители должны определять, что лучше для детей».

Основополагающим, по словам Ольги Летковой, должен стать принцип целостности и неприкосновенности семьи. Отобрание, лишение или ограничение родительских прав должен регулировать четкий и прозрачный закон с четко прописанными основаниями для этих действий, критериями, не допускающими двойного толкования. Изъятие детей из семьи должно стать крайней мерой. Кроме того, настаивает председатель АРКС, на базе озвученных принципов в Семейный кодекс должен быть введен ряд новых положений, регламентирующих родительские права. Одно из важных нововведений — родственная опека должна стать преимущественной.

«Сегодня формируется система подрыва семейных отношений под видом заботы о ребенке, — полагает эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленобласти Анна Швабауэр.

— Семейный кодекс изобилует такими подменами — ст. 54, 56, 64. В них основания для замены родителей органами опеки крайне расплывчаты, что приводит к неправомочному разделению и разрушению семьи. Их необходимо устранить. Необходимо также пересмотреть ФЗ „Об основах социального обслуживания граждан в РФ“, который допускает вмешательство в семью под видом социального сопровождения. Семья, признанная находящейся в социально опасном положении, становится объектом пристального внимания организаций, в том числе коммерческих, которые оказывают такие услуги: дети подвергаются постоянным обследованиям, консультациям и пр. Естественно, ими движет коммерческий интерес, и тот факт, что такое вмешательство подрывает семью, отходит на второй план».

Эксперт убеждена, что необходимо наложить запрет на любую работу с семьей, исключив лишь те случаи, когда речь идет о наркомании, алкоголизме, бродяжничестве и проституции. Необходимо также отменить платное родительство, оставив только усыновление и безвозмездную опеку. На сегодняшний день существует огромный перекос в пользу финансовой поддержки замещающей семьи, при этом кровная семья не получает никакой поддержки. В результате — имеем очередь на изъятия детей из кровных семей.

«Мы повсеместно наблюдаем подмену родителей психологами, — продолжает Анна Швабауэр. — Сейчас через школы, через детский телефон доверия буквально навязывают психологов для работы с ребенком без согласия родителя. Необходимо в статье 65 Семейного кодекса четко прописать запрет на это».

Клинический психолог, эксперт Федеральной службы по надзору в сфере услуг связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Жанна Тачмамедова 

продолжила поднятую тему платного родительства: «В последние годы в нашей стране активно внедряется система так называемого платного родительства, скопированная с примера западных стран, в которых она уже давно действует. При этом на Западе уже признают ошибочность такого подхода к борьбе с сиротством. Во-первых, в так называемых, фостерных семьях или семьях, взявших на себя возмездную опеку, высок риск повторной психологической травматизации детей из-за простой схемы возврата детей. В США 40% детей в фостерных семьях возвращаются многократно. Кроме того, среди таких детей высок уровень психологических заболеваний и, как следствие, суицидов, преступности. Также высок риск эксплуатации детей в фостерных семьях, поскольку их сложно контролировать. Конгресс США в 2014 году привел данные о том, что 60% детей на рынке работорговли — это дети из фостерных семей».

 Таким образом, делает вывод психолог, перенимая опыт западных стран и выстраивая в России систему возмездной опеки, мы, вполне возможно, растим армию преступников. В результате все более очевидны явные преимущества родственной опеки или усыновления по сравнению с возмездной опекой, поскольку отсутствует коммерческий интерес.

«На протяжении многих последних лет в российское законодательство вносились изменения, которые основываются не на нашем традиционном опыте выстраивания детско-родительских отношений, а на различных международных стандартах, зачастую сомнительных и лживых, — подхватил темуПредседатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоиерей Димитрий Смирнов.

— Необходимо прекратить перенимать западный опыт с открытыми глазами, без предварительной критической оценки и анализа. Семья — это основа общества и народа. Веяния запада, которые мы перенимаем, — это прямая угроза нашей национальной безопасности. Необходимо в Семейном кодексе ввести две основополагающие нормы: презумпцию добросовестности родителей и презумпцию соответствия законных действий родителей интересам ребенка. Из этих принципов должны исходить все законные представители, которые так или иначе вмешиваются в жизнь семьи».

Мария Мамиконян, председатель «Родительского Всероссийского Сопротивления», в своем выступлении обратилась к теме недавних несанкционированных митингов в городах России, главную ставку в которых организаторы сделали на несовершеннолетних детей:

«Мы подготовили заявление от лица родительской общественности, которое касается манипулятивного использования детей в политических акциях. Мы не должны допустить участия детей в опасных для жизни и целостности государства манифестациях. Это является провокацией со стороны тех, кто их туда зазывает. Если не ввести мораторий на участие детей в таких акциях, не запрещать им там быть, завтра мы столкнемся с непредсказуемыми последствиями. Например, не все подростки разделяют эти порывы, с которыми дети пришли на эти митинги. Могут иметь место враждебные проявления. Мы можем получить подростковую и молодежную гражданскую войну в виде драк и стычек. Кроме того, хотела бы особенно отметить, что есть данные о том, что администраторы „групп смерти“, призывающих подростков к суициду, и пабликов, собирающих людей на митинги, — одни и те же лица».

«Участие детей в митингах — это плоды ювенальной юстиции, — поддержала коллегу руководитель информационно-правозащитного центра «Иван-Чай» Элина Жгутова. В своем выступлении она сконцентрировалась на теме отобрания детей из семьи: «Тревогу вызывает московский регламент „Отобрания детей из семей при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка или в случае жестокого обращения с ним“. То есть ребенка можно отобрать и в случае жестокого обращения. А в тексте это расширяется еще и до „социально опасного положения“. Но это очень размытые понятия. Это — антисемейный и антизаконный регламент. Его нормы противоречат нормам Семейного кодекса».

Как резюмировала модератор дискуссии Елена Мизулина, все озвученные сегодня предложения войдут в перечень Рекомендаций парламентских слушаний. Проект Рекомендаций будет вынесен на обсуждение Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству в ближайшее время.

Александр Коваленин, эксперт, председатель новосибирского отделения общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС)

подчеркнул, что даже высокопоставленные работники опеки забывают или не знают, что закон не разрешает отбирать детей по основанию его нахождения в социально опасном положении. Полиция имеет право отбирать ребенка в случае безнадзорности, а социально опасное положение является поводом для индивидуальной профилактической работы, а не для отобрания ребенка. Эксперт сообщил, что вопрос о массовом беззаконии будет поставлен в докладе президенту. Коваленин отметил, что юристы РВС разработали 14 законопроектов, совершенствующих семейное законодательство. В частности, ими сформулирован принцип порога невмешательства в семью при определении методов воспитания ребенка: родитель вправе выбирать методы воспитания ребенка, если они не наносят ущерба здоровью ребенка.

Олег Барсуков, член адвокатской палаты Санкт-Петербурга сообщил в своём выступлении

По сравнению с физическим отчуждением детей от родителей при изъятии ребенка из семьи, такие институты как медиация и институт психологов, внедряемые в школы, является «мягким» отчуждением детей от родителей, пояснил он. Институты медиации и школьных психологов изначально предназначены для детей, совершивших преступления. На деле же эти структуры подменяют собой родителей, педагогов, так как являются высшей инстанцией в спорах между детьми и родителями, детьми и педагогами, подчеркнул адвокат.

Свою лепту в «мягкое отчуждение детей от родителей» вносит ЕГЭ, направленное на снижение планки образования и культуры у учащихся, вследствие чего подростки превращаются в легко манипулируемую массу. Большую отрицательную роль играет замена замена патриотического воспитания на положительных примерах воспитанием на идее борьбы с коррупцией, подчеркнул Олег Барсуков, обратив внимание присутствующих на то, что воспитанные на таком варианте «патриотического воспитания» подростки послушно вышли на митинги, названные «антикоррупционными».

Источник: персональный сайт члена совера федерации Елены Мизулиной

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке