Олеся Николаева: «Рождество»

12400740_1495287047443365_549044207354422841_n
И пустыня уже приготовила Ему вертеп.
И небо уже зажгло для Него звезду,

 и пастухи уже развели огонь, разложили хлеб,
и волхвы потекли в путь, и праведники вострепетали в аду…
Словно бы им привиделся сияющий вертоград.
И они Царю его сказали: “Благослови!”,
пав пред ним… Блаженнейший виноград
Он давал вкушать умирающим от любви…
И на всём лежал отсвет этой звезды и покров мглы,
и ангелов стало так много на острие
наитаинственнейшей иглы,
пришившей небо к земле.
И лестница протянулась от самых седьмых небес
от первых и от последних дней
до этой сухой земли с ветрами наперевес,
до этих бесплодных слёз, до этих мёртвых камней.
И каждый стал думать, что ему принести
Младенцу, Мужу скорбей:
пещера сказала: животных в теплой шерсти,
пустыня сказала: люльку моих зыбей.
Золото, ладан, смирну – волхвы сказали, а твердь
сказала: звезду, а нищий очаг – огня.
А пастухи – своё ликованье,
а Ирод сказал: “смерть”,
а сердце моё: “Меня, принеси меня!”.

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке