«Законопроект о профилактике семейного насилия развяжет войну полов. Жена сможет привлечь мужа к ответственности за не купленную шубу» (30.10.19)

Общественность продолжает будоражить законопроект о профилактике домашнего насилия. Количество его противников, похоже, растет в геометрической прогрессии. Настроенные критически эксперты, «имя которым легион», представители самых разных организаций и ведомств, называют законопроект не иначе как «феминистским». Они считают, что это, по сути, массированное вмешательство в семейную жизнь, которое приведет к стремительной деградации института семьи.

Примечательно, что до сих пор не ясна реальная картина масштаба бедствия. Лоббисты законопроекта фигурируют гигантской цифрой жертв домашнего насилия. Но она явно недостоверна

По альтернативным данным, в 2015 году всего 2,2% женщин пострадало от домашнего насилия, если брать общее количество преступлений против слабого пола. При этом 61% россиян не считает домашнее насилие такой уж актуальной проблемой и ничего не хотят менять в законодательстве.

Законопроект называется «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ». Продвигают его депутат и член комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина вместе с адвокатами Мари Давтян и общественным деятелем Аленой Поповой, которые приняли непосредственное участие в его разработке.

Буквально две недели назад Оксана Пушкина пожаловалась на своей странице в соцсети, что ее «гнобят» за этот закон: «На этот раз ополчились противники закона о профилактике домашнего насилия, одним из авторов которого я являюсь. Нас гнобят, но мы крепчаем», – написала депутат.

Действительно, законопроект имеет больше вопросов, чем ответов. Авторы спорного документа пытаются всех убедить, что он сократит количество преступлений на семейно-бытовой почве. Но его многочисленные противники взывают к разуму общественности, доказывая, что закон, если он будет принят, развяжет войну между полами. По их мнению, многие положения дают простор для всевозможных перегибов в семейных отношениях, и даже страшно себе представить, что нас ждет в случае его принятия.

 

Три главных новации состоят в следующем. Во-первых, вводится само определение «домашнее насилие». Сейчас его нет, и поэтому статистика у разных ведомств выглядит по-разному. Например, неизвестно, попадают ли в количество семейно-бытовых преступлений суициды, если муж довел до этого жену и т.д.

Во-вторых, насилие будет подразделяться на разные виды: помимо физического, будут еще «психологическое», «эмоциональное», «сексуальное» и «экономическое». Ведь первый шаг – это психологическое насилие: оскорбления и насмешки мужа над женой, объясняет главный лоббист законопроекта Алена Попова.

Она также разъясняет, как выглядит «экономическое насилие»: это когда безработные пьющие дети отбирают пенсию у своих стареньких родителей и тем самым лишают средств к существованию.

И третье – это охранные ордера: полицейский запрет на преследование, запрет на приближение мужа или отца-тирана к жертвам насилия.

Агрессора, по словам Поповой, отправят на курсы «по работе с гневом». Охранные ордера действуют в 127 странах, например, в Белоруссии, Армении, а в нашей — их нет.

Попова везде приводит «кошмарные», по ее собственному определению, цифры: 16 млн 450 тысяч жертв насилия в год – это данные Росстата. 40% тяжких насильственных преступлений совершается внутри семьи — это данные МВД.

Однако далеко не все ей верят и озвучивают цифры, гораздо менее пугающие.

А что касается нового законопроекта, то многие правозащитники и юристы сходятся во мнении, что существующего законодательства вполне достаточно для борьбы с такими преступлениями. Правда, при условии, что оно эффективно работает.

При этом нужно учитывать, что большинство таких злодеяний совершается лицами в состоянии алкогольного, наркотического опьянения и психически нездоровыми людьми. Поэтому в числе мер профилактики семейного насилия – улучшение взаимодействия между полицией и медицинскими учреждениями, с чем у нас тоже дела обстоят неважно.

Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев назвал «законопроект» «размышлением с Рублевки» и «галиматьей», из-за которой мы «неизвестно до чего докатимся».

Для начала он привел цифры снижения во Владимирской области в 2019 году, по сравнению с 2017-2018 годами, случаев нанесения легкого и среднего вреда здоровью по семейно-бытовому насилию на 50% и преступлений по тяжким статьям — на 12,5% .

–Это очередная кампания, сторонники которой хотят нас всех убедить, что в семьях происходит что-то ужасное, а мужчины просто изверги. Я в ужасе от статьи 41 «законопроекта»: законотворщицы предлагают содействие в незамедлительном получении временного жилья… Мы не можем в субъектах РФ найти жилье людям-погорельцам и т.д. Опуститесь на землю, женщины с Рублевки! Что же касается 16-летних детей: куда выселять подростков, как они предлагают, которые вроде как оказались агрессорами? Вопросов больше, чем ответов. Мне стыдно, что такое предлагают некие депутаты Госдумы.

Законопроект «нарушает пределы вмешательства государства во внутренние дела семьи», а существующей системы мер предупреждения домашнего насилия вполне достаточно для борьбы с этим злом, при том, что они будут исполняться надлежащим образом, а все заинтересованные органы и структуры будут работать согласованно. Такое мнение высказал, в том числе, представитель судейского сообщества Павел Якушев. По его словам, цели обсуждаемого документа хороши, но меры, которые он предусматривает, направлены не на достижение этих целей, а на «нанесение существенного удара по институту семьи». В тартарары летят положения Семейного кодекса.

У эксперта вызывает недоумение такое положение «законопроекта», которое относит к «психологическому насилию» принуждение ребенка к действиям, не соответствующих его возрасту. Получается, под статью подпадут, например, родители, отдавшие ребенка в школу не с семи, а с шести лет. А если, к примеру, жена хочет шубу, а муж не в состоянии ей ее купить – это тоже будет означать «психологическое насилие» над ней? И так далее, и тому подобное. Мало того, не только государство будет необоснованно вмешиваться в жизнь ячейки общества, но и общественные организации. Это, на взгляд Павла Якушева, совсем уже недопустимо, поскольку точно приведет к злоупотреблениям.

-Все направлено не на примирение, а на обострение борьбы полов, борьбы поколений! – отмечает он.

–Мы против насилия, но мы и против этого калькированного с Запада закона, так как он плох и приведет к стремительной деградации семьи, – поддержала всех противников документа председатель Общероссийской организации защиты семьи «Родительское Всероссийское сопротивление» Мария Мамиконян. – Основная цель – развязать войну полов, натравить женщин на мужчин…

Мамиконян считает явным фейком цифру, на которую опираются авторы закона, заявляя, что от рук мужей гибнет в год 14 тысяч женщин.

-Это ложь, что у нас нет статистики. Реальная цифра – 304 в том же 2015 году, — говорит Мария Мамиконян.

При этом, подчеркивает она, статистика Росстата ясно говорит, что количество насильственных преступлений снижается и по отношению к членам семьи, и в целом. Активистка считает, что волна недавних семейных преступлений, например,– когда мать выколола глаза ребенку из мести мужу или когда подросток распотрошил мать ножницами, – все это результат действий феминисток-устроительниц флэшмобов и лоббирования ими этого закона. «Эта женщина считает, что она молодец, раз отомстила мужу…», — говорит она.

Напомним, 21 октября 2019 года в Госдуме прошли слушания по вопросам доработки закона о семейном насилии. Ожидается, что его могут принять уже до конца 2019 года

Источник

 

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке