Геннадий Григорьевич Чибряков: «Сибирский Колизей в опасности! Кто ответит за чрезвычайную ситуацию, если она, не дай Бог, произойдёт во время молодёжного чемпионата мира по хоккею 2023 года?» (24.06.19)

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Полномочному Представителю Президента Российской Федерации в Сибирском Федеральном округе

Меняйло С.И.

Губернатору Новосибирской области

Травникову А.А.

от председателя научного совета по реконструкции здания НГАТОиБ, зам. председателя НО ВООПИиК, члена Художественного совета Новосибирска Чибрякова Геннадия Григорьевича

(тел. 89139570278) и представителей научной общественности города.

ОБРАЩЕНИЕ

Когда в начале июня сего года СМИ сообщили, что на ремонтно-восстановительные работы здания Оперного театра государство в очередной раз выделило 215 млн. рублей, и о том, что дирекция НГАТОиБ, игнорируя мнение горожан (в том числе, ученых, представителей творческих союзов и Художественного совета Новосибирска), решило эти средства направить не на ликвидацию пожарной опасности здания и предаварийного состояния ряда несущих конструкций (в первую очередь, купольно-чердачной системы), а на ремонт репетиционного зала и различных кабинетов. У нас, представителей различных общественных организаций города, усилился протест против бездеятельности местных властей и «заезжих» руководителей театра, не обеспечивающих пожарную безопасность и эксплуатационную надежность зрительного зала театра. Недавно произошедшие разрушительные пожары в Кемерово, а затем в знаменитом соборе Парижской Богоматери, вызвали глубочайшее соболезнование у миллионов людей, а сентиментальные парижане заявили, что вместе с пылающим собором «сгорело их сердце». Мы с ужасом представляем реально возможную картину, подобную изображенной в шедевре Карла Брюллова — катастрофы последнего дня древнего города Помпеи в начале нашей эры, в результате извержения вулкана Везувий. Об этом напоминает предупреждение в СМИ («Метро-газета», 23.12.2004 г.) — «Пожарные зарубили крышу оперного!». Уже прошло 15 лет, а ситуация не меняется. Наш вопрос губернатору, министру культуры НСО и директору театра: «КТО ОТВЕТИТ ЗА ЧРЕЗВЫЧАЙНУЮ СИТУАЦИЮ, ЕСЛИ ОНА, НЕ ДАЙ БОГ, ПРОИЗОЙДЕТ ВО ВРЕМЯ МОЛОДЕЖНОГО ЧЕМПИОНАТА МИРА ПО ХОККЕЮ 2023 ГОДА?».

История вопроса.

Более полувека ведутся ремонтно-реставрационные работы на здании НГАТОиБ (далее Оперный театр), являющегося единственным за Уралом памятником архитектуры Федерального значения. Одним из факторов безответственного отношения к указанным работам является факт, что в нашем городе — столице Сибирской науки — долгие годы не находятся высокопрофессиональные специалисты на руководящих должностях в «жемчужине Российской культуры» — Оперном театре, а поэтому эти «злачные» места Минкульт РФ предоставляет иногородним специалистам, которые пытаются превратить наш ценнейший «Сибирский Колизей» в периферийный театр (изменили его название на «кличку животного», из фойе 2 этажа самовольно убрали портреты тех, кто заслужил нашему театру почетное звание «академический», прервали историю театра, а, главное, — изуродовали художественный образ купола).

Ремонтно-реставрационные работы на здании Оперного театра под руководством «варягов» выполнялись с нарушением действующих норм и низкого качества, с нарушением финансовой дисциплины (нецелевым использованием государственных средств), что, в конечном итоге, привело к предаварийному состоянию несущих конструкций здания (особенно зрительного зала). Также отсутствует официальная документация, подтверждающая эксплуатационную надежность здания театра, что прямо запрещено законодательством РФ.

Наши многолетние обращения по данным вопросам на все уровни власти заканчивались безграмотными отписками чиновников, а зрители, приходящие вместе с детьми в большой зал театра за приличные деньги, сами того не ведая, подвергают себя опасности.

Важная деталь. Новосибирцы, члены Русской академии искусствознания и музыкального исполнительства, направляли свое обращение в адрес Председателя Счетной палаты РФ С.В. Степашина (№ 7, от 11.04.2002) с просьбой организовать ревизию целевого и эффективного использования средств, выделяемых государством на решение проблем здания НГАТОБ. После чего следователь (дознаватель) о/у ОРЧ №1 БЭП при ГУВД НСО Феденев несколько раз заявителям направлял постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (несмотря на то, что сам подтверждал получение значительных сумм по оплате проектных работ югославской компанией «Неймар Инжиниринг Сайрус Лимитед», которая, даже не имея лицензии на осуществление проектной деятельности, решив вовремя «исчезнуть», вскоре в одностороннем порядке прекратила всякую связь с заказчиком, саморасформировалась, а деньги не вернула. Однако прокуратура НСО настойчиво и многократно необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменяла и направляла их обратно в ОРЧ №1 БЭП на дополнительную проверку. Говоря языком футбольных болельщиков, этот матч между прокуратурой НСО и о/у ОРЧ №1 БЭП при ГУВД НСО завершился вничью.

При этом директор ФГУ «Дирекции по реконструкции объектов культуры НСО федерального значения» И. Драчевская, которая принимала решения на принципе единоначалия, и должна была нести ответственность за последствия своих действий в соответствии с федеральными законами. По сообщению из ОУ ГУВД г. Москвы (3 62/4739 от 24.03.2006), несмотря на передачу ей уведомления о необходимости прибытия в Москву для дачи объяснения, не явилась. И как здесь не вспомнить В. Маяковского: «К одним паспортам улыбка у рта, к другим — отношение плевое».

Пожары в Кемерово и Париже убедили нас в необходимости в очередной раз обратиться в адрес властей всех уровней, чтобы научно и ответственно выяснить фактическое состояние несущих конструкций уникального здания, выявить, является ли оно в настоящее время историческим зданием в незавершенном состоянии по авторскому проекту, а также разобраться по чьей вине отсутствует единая программа ремонтно-реставрационных работ (от их начальной даты до завершения) с общей итоговой сметой расходов, а также расходов по этапам работ. Почему без обсуждения с горожанами, которые в довоенное и послевоенное время с большим энтузиазмом принимали участие в строительстве этого «университета культурного просвещения», при попустительстве властей города и области, Кехманом единолично решались важнейшие вопросы существования театра и его многочисленных сотрудников?

О текущем состоянии дел.

Согласно информации в местных СМИ, на очередной капитальный ремонт здания Оперного театра из федеральных средств выделено 215 млн. руб.

Как утверждают СМИ, «заезжие» руководители театра, без участия общественности города, Союза архитекторов, Художественного совета Новосибирска и творческих Союзов, объявили конкурс на ремонт репетиционного зала и других кабинетных помещений, которые не определяют безопасную эксплуатацию зон пребывания зрителей.

Дело в том, что еще в 2001 году, когда начинался второй этап ремонтно-реставрационных работ здания театра, местной властью была допущена грубейшая ошибка, связанная со стратегией проведения продолжительного во времени ремонта. Здание Оперного театра было выведено из подчинения областного исполкома и, по согласованию с Минкультом в лице М. Швыдкого, передано в подчинение Минкульта, а директором ФГУ «Дирекции по реконструкции объектов культуры НСО федерального значения» была назначена жена представителя Президента РФ по СФО И. Драчевская. Она принялась заменять не только утвержденные проектные решения, но и отменять решения областных контролирующих инстанций. В результате ее волевых решений наш театр — памятник федерального значения — по сей день остается потенциальным «костровищем». Об этом свидетельствует письмо главного государственного инспектора НСО по пожарному надзору (МЧС России, управление государственной противопожарной службы НСО) В. Кочеткова в адрес начальника Управления инспекции государственного архитектурно-строительного надзора Администрации НСО В. Ивлева № 5992-9-11 от 02.12.2001.

Отметим, что в 2001 году на стадии предпроектных работ в письме № 46 от 15.06.2001 в адрес И. Драчевской, начальник (УВД НСО) Управления государственной противопожарной службы В. Кочетков сформулировал необходимые для обязательного исполнения требования:

— устранить размещение склада костюмов под зрительным залом …;

— оборудовать чердачное и подкупольное пространство над зрительным залом автоматической системой пожаротушения;

— выполнить обработку огнезащитным составом сценической коробки, колосников, … рабочих галерей, материалов для акустической отделки стен, … других деревянных конструкций зрительного зала.

2 декабря 2004 года в письме № 5292911 в адрес начальника Инспекции государственного архитектурно-строительного надзора Администрации НСО В. Ивлева главный госинспектор НСО по пожарному надзору В. Кочетков, возмущенный произволом на объекте «Оперный театр», сообщил, что «проектом реконструкции чердачно-кровельной системы купола, разработанным в феврале 2001 года (шифр 1.22/02-21-КС) предусматривался демонтаж старой металлической кровли и устройство новой».

Однако на техническом совещании, проведенном 10 сентября 2004 года с участием представителей заказчика, генерального подрядчика и проектной организации (представители государственного пожарного надзора не приглашались!), было принято решение о внесении изменений в проектную документацию (вопреки утвержденным решениям и требованям СНиП) по устройству фальцевой кровли по косому деревянному настилу на деревянных подкладках поверх существующей металлической кровли (с гнилой обрешеткой — Г. Ч.) без ее демонтажа (вопреки требованиям пожарной инспекции — Г. Ч.).

Как выяснилось позже, без всякого официального решения, с уникального большепролетного купола над зрительным залом, имеющего ажурное декоративно-художественное оформление, выполненное по проекту знаменитого архитектора академика Щусева, исчезло около 1000 кв. метров дорогостоящего декора.

На наш запрос «как это могло произойти?», начальник Управления по госохране объектов культурного наследия НСО А.С. Кошелев (№ 731 — 04/44 от 22.04.2016) ответил: «Какие-либо документы по сокращению площади декора (наклонных чешуйчатых элементов) на куполе над зрительным залом в архиве ГАУ НСО НПЦ отсутствуют». Наше мнение — хищение! Кто даст нам официальный ответ?

Реализованное в натуре такое инженерное решение на куполе театра не отвечало (и не отвечает по сей день — Г. Ч.) противопожарным требованиям действовавших тогда норм проектирования (СНиП 21-01-97*), а именно, не обеспечивается возможность периодической замены и восстановления огнезащитной пропитки деревянных конструкций (и металлодеревянных элементов конструкций — Г. Ч.). Деревянные строительные конструкции (и их элементы), расположенные между металлическими листами покрытия, способствуют скрытому распространению горения (СНиП) и затрудняют действия пожарных подразделений при тушении возможного пожара.

Тогда принципиальный инспектор пожнадзора, понимая, что купольное покрытие над зрительным залом близко к его завершению и остается опасным для жизни горожан и гостей Новосибирска, на основании результатов проведенных мероприятий по контролю со стороны пожнадзора, вручил генеральному подрядчику предписание № 1 от 30.11.2004 на приостановление работ по монтажу покрытия. А также в отношении должностных лиц организации проектировщика по факту нарушения противопожарных требований действующих СНиП. Было возбуждено административное дело (протокол № 20 и № 21 от 30.11.2004).

В. Кочетков, понимая, что здание Оперного театра является объектом федерального значения, попросил Госархстройконтроль в лице В. Ивлева потребовать от ответственных лиц привести конструкции чердачно-купольного покрытия в соответствие с требованиями действующих норм проектирования.

Учитывая, что И. Драчевской удалось вывести из подчинения властей НСО все работы по реконструкции театра в Москву, все вышеобсуждаемые нарушения были сначала смягчены (а точнее искажены до позволительного уровня), а затем были утверждены в заключении эксперта П. Зиновьева, и подписаны в акте приемки объекта в эксплуатацию ответственными за свои разделы начальниками.

Наше мнение: «Чтобы обеспечить противопожарную защиту здания Оперного театра нужно разобрать всю кровельно-чердачную систему, затем удалить все деревянные элементы, в том числе и из деревометаллических серповидных балок, а также устранить два слоя обрешетки и возвести пожаростойкие конструкции. Но для этого опять нужно иметь не только около 1,5 млрд. руб., но и совершенно неворующих проектировщиков и строителей”.

Мы предлагаем:

  • Приостановить объявленный руководством театра конкурс.

  • Провести «круглый стол» с участием специалистов в области науки, архитектуры, строительства, охраны объектов культуры с целью выявления законности и безопасности эксплуатации зрительного зала театра на 1300 зрителей, а также анализа упущений, допущенных при ранее завершенном ремонте театра (при Мездриче и Кехмане), которые могут спровоцировать чрезвычайную ситуацию в театре.

  • Наметить и обсудить необходимое квалифицированное обследование всех несущих конструкций здания (особенно купольных) и определить сроки (этапы) их усиления и доведения до полного соответствия действующим нормам.

  • Привлечь через прокуратуры НСО и РФ к ответственности должностных лиц, занимающихся волокитой и отписками на официальные обращения специалистов, требующих обеспечить безопасную эксплуатацию зрительного зала театра.

  • Создать из профессионалов и общественников контроль за всеми видами работ и расходованием средств.

Просим Вас организовать встречу с лицами, от которых зависит эксплуатационная надежность здания нашего театра, с приглашением наших представителей.

Авторы письма:

Чибряков Г.Г. — профессор, СГУВТ

Машкин Н.А. — профессор, НГТУ

Шафрай С.Д. — профессор, НГУАДИ

Южаков А.Ю. — профессор, НГУАДИ, Заслуженный архитектор РФ

Булдаков Ю.К. — гл. конструктор, Промстройпроект;

Добрунов В.А. — ген. конструктор, ЗАО Проектстрой

24 июня 2019 г.

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке