Алексей Комов: «Семьи мира объединяются, чтобы защититься от глобализма» (23.05.19)

По итогам состоявшегося в Вероне Всемирного конгресса семей

В свидетельства о рождении итальянцев вернулись «отец» и «мать» вместо непонятных «Родитель 1» и «Родитель 2». 

Об этом и других итогах состоявшегося в Вероне Всемирного конгресса семей рассказывает Алексей Комов, член Правления ВКС, советник Председателя Патриаршей Комиссии по делам семьи, защите материнства и детства, руководитель программы поддержки семейного образования «Классические беседы».

В городе Ромео и Джульетты

— Уважаемый Алексей, что важного и интересного произошло на прошедшем Всемирном конгрессе семей?

— Всемирный конгресс семей (ВКС) — это самая влиятельная и представительная площадка для международных консерваторов. Последние Конгрессы мы проводили уже на уровне правительств: в Венгрии с правительством Виктора Орбана, в Молдавии с президентом Игорем Додоном. Конгресс этого года — с итальянским правительством Маттео Сальвини.

Нынешний ВКС, 13-й по счету, состоялся 29–31 марта в итальянской Вероне — красивейшем городе, где, по версии Уильяма Шекспира, между молодыми людьми Ромео и Джульеттой вспыхнула любовь (замечу: традиционная, разнополая, что ныне звучит чуть ли не вызовом современной толерантной Европе). Кстати, Верона была в прошлом году объявлена городом, дружественным семье, что также вызвало истерику гомоактивистов.

Ежегодно в Верону — город с населением в 260 тысяч человек — приезжают 20 миллионов туристов, но наша сравнительно небольшая делегация произвела несравнимо больший переполох и волнение в этом спокойном средневековом городе.

Многотысячные манифестации сторонников и противников ВКС. Беспрецедентный интерес прессы — более 200 СМИ захотели аккредитоваться на наш Конгресс (столько бывает только при освещении Олимпийских игр). Всемирный конгресс семей превратился в площадку номер один для мирового консервативного движения и сторонников традиционных семейных ценностей из более чем 80 стран мира. 

На ВКС выступали мэр Вероны и губернаторы итальянских провинций Венето, Ломбардии и многие другие официальные лица.

— Вас поддержал лично Сальвини?

— Да, особую остроту веронскому Конгрессу придало выступление на нем вице-премьера и министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини — восходящей звезды европейской консервативной политики. По последним данным, он уже сейчас имеет поддержку около 40% населения страны, т.е. он — политик №1 в Италии.

На Конгрессе выступили три федеральных министра Италии. Министр по делам семьи Лоренцо Фонтана (мой старый знакомый, с которым мы неоднократно выступали в поддержку традиционных ценности в последние лет 5-6) собственно и организовывал этот Конгресс вместе с лидером итальянского пролайфа Тони Бранди и движением «ПроВита».

Кроме того, на форуме присутствовали министр образования Бусетти и сам Сальвини. Вы себе представить не можете, какой был ажиотаж: при появлении Сальвини темпераментные итальянцы готовы были буквально «разорвать» его на части, пытались обнимать, целовать. У нас этого нет в культуре, а в Италии люди очень эмоциональные, за этим интересно было наблюдать.

— А кто приехал из России?

— Из России прибыло около 20 человек. Приветствие от Святейшего Патриарха Кирилла было зачитано архиепископом Венским и Будапештским Антонием.

Протоиерей Димитрий Смирнов, Председатель Патриаршей Комиссии по делам семьи, защите материнства и детства, выступил в Вероне с развернутым докладом и очень хорошо изложил ключевые моменты своей позиции. В частности, половину своего выступления он посвятил важности приоритетного права родителей на выбор того образования и воспитания, которое они считают лучшим для своих детей. Вообще свобода образования и семейное образование традиционно являются одной из важных тем на Всемирных конгрессах семей.

Послание от Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ зачитала сенатор Елена Владимировна Попова, осуществляющая в Совете Федерации связь с уполномоченными по правам человека и по правам ребенка при Президенте России. Уже после Вероны мы встречались с Еленой Владимировной и договорились о взаимодействии.

Приветствие от Государственной Думы РФ зачитал депутат Виктор Владиславович Зубарев, помощником которого я являюсь. Кстати, шесть лет назад мы с ним выступали на общенациональном съезде итальянской партии «Лига севера» (так она называлась тогда, теперь это просто «Лига»). Там мы произносили речи в поддержку традиционных ценностей и рассказывали о семейной политике в России, что вызвало бурное одобрение зала. Именно на том съезде Сальвини был избран новым лидером партии.

— В том избрании Сальвини западная пресса не увидела пресловутую «руку Кремля»?

— Точно! Итальянская пресса объясняет факт избрания Сальвинии именно тем, что Алексей Комов — якобы доверенное лицо Путина — еще шесть лет назад предугадал, что Сальвини придет к власти. И все это время, получается, Сальвини набирал политический вес и популярность при поддержке России.

На самом деле, тема России и российского участия во Всемирном конгрессе семей в СМИ освещалась в десятках и сотнях статей — я несколько часов давал интервью журналистам разных изданий, в которых говорил, что у нас и итальянцев идейное родство и что народы наших стран — убежденные сторонники традиционных ценностей, а либеральные журналисты все время пытались найти какие-то подтверждения того, что Россия якобы финансирует правых консерваторов в Европе и мире и из-за этого силы и политическое влияние последних так сильно растут. Хотя на самом деле они растут просто потому, что эти идеи находят все больше и больше отклика у местного населения.

Отец Димитрий Смирнов как итальянская знаменитость

— Но в Европе и противников семейных ценностей хватает! Я видел кадры многотысячных манифестаций против проведения ВКС в Вероне. Кто в них участвовал?

— ВКС действительно вызвал просто какую-то бурю: феминистки и сторонники ЛГБТ, гей-парадов, антифа и различные «левые» радикальные активисты съехались 30 марта в Верону со всей Европы. Они заявляли, что на митинг вышло около 100 тысяч человек.

В действительности их было где-то в районе 10, может быть, 15 тысяч. Они маршировали по улицам с файерами, различными лозунгами и карикатурами и очень агрессивно себя вели. Хотели заткнуть нам рот, угрожали, звонили — участникам поступали угрозы физической расправы. На улицах Вероны произошло несколько нападений на докладчиков ВКС.

— Как-то нетолерантно выходит со стороны борцов за толерантность…

— Увы. Они, например, обзванивали гостиницы, где остановились гости Конгресса, с очень агрессивным требованием отказать им в проживании. По какой причине? Потому что, с их точки зрения, не толерантные к извращениям защитники семьи — это «фашисты, реакционеры, агенты Путина, которым нет места в толерантной Европе». Но нас не смутили эти угрозы, и, несмотря на них, Конгресс прошел прекрасно. Правда, в самый пиковый момент для обеспечения нашей безопасности было поднято несколько тысяч карабинеров, полицейских и даже военных.

Конгресс проходил в «Гран Гвардиа» — Дворце Большой гвардии, историческом здании XVII века — на центральной площади Бра, в самом престижном месте Вероны рядом с древнеримской Ареной («малым Колизеем»). И в воскресенье, в последний день работы Конгресса, на этой центральной площади состоялась еще более многочисленная манифестация в поддержку традиционных ценностей, в которой приняли участие не менее 20 тысяч человек, причем большая часть из них была не рекрутами со всего Евросоюза, а местными жителями. Я произнес небольшую речь на итальянском, на которую люди очень хорошо отреагировали. И сторонников традиционных ценностей в итоге оказалось больше, чем наших противников.

Но перед началом Конгресса атмосфера была очень напряженная — как перед грозой. Мы с протоиереем Димитрием Смирновым приехали за день до его начала и когда шли по центральной улице, нас узнавали простые люди.

— Узнавали на улицах? Откуда?

— За последние 7-8 лет я выступил почти на сотне просемейных конференций по всей Италии, от Сицилии до Альп, где рассказывал про важность именно традиционных ценностей. Я объяснял людям, что на самом деле происходит в России, говорил о том, что после «перестройки» на территории бывшего СССР восстановлено почти 30 тысяч храмов. Рассказывал о возрождении Церкви и традиционных ценностей после 70 лет «воинствующего атеизма».

— А отец Димитрий Смирнов чем прославился?

— Его за несколько недель до конгресса вообще превратили в итальянскую знаменитость: журналисты растиражировали одну его цитату с сайта orthochristian.com — английской версии портала Православие.Ru, вырвав из контекста и превратно истолковав. Дело было так. Несколько лет назад, представляя антиабортный фильм «Живи» на кинофестивале «Лучезарный ангел», отец Димитрий сказал:

«Никакого счастья человек не может получить, если он убийца собственных детей. Таких людоедов, как наш народ, нужно с лица земли стереть, и только огромная милость Божия к нам (потому что мы все Его дети) спасает нас от гнева Божия. Но если мы не очнёмся, гнев Божий падёт на нас».

Это высказывание (английский перевод здесь – ред.) было подано таким образом, будто отец Димитрий призывает смести делающих аборты с лица земли.

— «Смести с лица земли». И точка?

— И точка. Такая была подача. В результате журналисты ему очень сильно досаждали навязчивыми вопросами, а вывернутые наизнанку ответы, я думаю, были доведены аж до Папы Римского, который хотя в целом и поддержал идеи Всемирного конгресса семей, но высказался как-то осторожно насчет некоторых методов его проведения.

Отцу Димитрию пришлось делать специальное заявление для прессы с разъяснением нашей православной позиции по этим вопросам.

Русский след в ВКС

— Увы, журналистская профессия деградирует во всем мире…

— Да, в ходе веронского ВКС мне стало особенно понятно, как производятся «fake news»: либеральные СМИ от New York Times и CNN до местной прессы искажают всё, что можно, точнее, всё, что им нужно. Если кому-то интересно, то на сайте «Russian Faith» собраны многие подобные фантасмагорические измышления про ВКС как «план Путина» и меня лично как «агента Кремля».

Лево-либеральные СМИ идут на все что угодно в информационной войне против правых консерваторов. В 2014 году хакеры из группировки «Шалтай-болтай» (кстати, впоследствии ФСБ посадила их в тюрьму за работу на ЦРУ!) взломали почту с моей перепиской, завладев списком международных гостей Конгресса семей, который проходил в Государственном Кремлевском Дворце, Храме Христа Спасителя и Государственной Думе в сентябре 2014 года. Они до сих пор шельмуют наших международных партнеров из этого списка и часто цитируют мое письмо Константину Малофееву, в котором, подводя итоги успешного Конгресса в Кремле, я пишу: «Империя наносит ответный удар».

— А что, русские совсем не влияют на деятельность ВКС?

— Сама идея создания Всемирного конгресса семей родилась в Москве еще в 1995 году, когда американский профессор Аллан Карлсон и наш профессор Анатолий Иванович Антонов, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ, обсуждали демографический кризис и поняли, что нужно делать что-то с падающим уровнем рождаемости, чтобы вновь утвердить в обществе семейные ценности, и для этого и проводить ежегодные Конгрессы семей.

Я сам уже 10 лет занимаюсь построением этого альянса, поскольку у меня давно была мечта построить по-настоящему сильный союз консерваторов-христиан, которые во всем мире сопротивляются нынешнему гендерному безумию (вы только вдумайтесь: сейчас насчитывают уже 50 видов гендера!), навязыванию гей-парадов, трансгуманизма, всем этим бредовым идеям, которые пытаются насильно скормить новым поколениям.

И действительно, нам удалось получить многих важных союзников и создать очень мощное движение. При этом русское направление очень сильное, поскольку у нас народ настроен в основном консервативно. Так что Россия в этом движении играет важную роль.

— Как, по-вашему: удалось построить такой консервативный альянс?

— Да, на данный момент Всемирный конгресс семей смог объединить много различных консервативных сил со своими сферами влияния, и они, друг на друга накладываясь, увеличивают общую эффективность движения. Здесь и «pro-life», и «pro-family» движения, и темы свободы образования, свободы вероисповеданий и гонения на христиан, поднимаемые различными христианскими правозащитными организациями.

Туда притягиваются и люди, которые симпатизируют России, поскольку Россия считается одним из самых мощных сторонников традиционных ценностей на международной арене. Таким образом, на базе ВКС возник очень мощный альянс, весьма опасный для либеральных глобалистов.

Традиционные ценности»: что это такое

— А что такое «традиционные ценности»? Что именно входит в их список?

— Что же, давайте попробую перечислить эти ценности в порядке значимости:

1. Свобода вероисповедания и невмешательство государства в дела Церкви. Христианские общины имеют право развиваться и устраивать свои внутренние дела так, как им предписывает Священное Писание и Священное Предание. Атеистическое общество не вправе указывать верующим, как им жить и как реализовывать свои жизненные цели и идеалы.

2. Государство не должно претендовать на контроль над семейной жизнью. Родители вправе воспитывать детей в соответствии со своей верой и своими убеждениями. Государство не вправе указывать семье, как растить детей, и не должно навязывать семьям свои секулярные ценности.

3. Право на жизнь с момента зачатия. Нерожденный ребенок тоже имеет право на жизнь, и никто не может его этой Богом данной жизни лишать. Это человек, а не биомусор.

4. Право на естественную смерть. Как Бог дал жизнь человеку, так Бог ее и забирает — не нужно обществу и человеку узаконивать убийство, убивая нерожденных детей абортами, а стариков и больных — посредством т.н. эвтаназии.

5. Право мужчин и женщин быть самими собой, сохранять свою, как сейчас модно говорить, «идентичность». Это право подразумевает отказ от гендерной и ЛГБТ-идеологии, от безумных идей о том, что пол и гендер могут различаться.

6. Семьей можно признавать союз только между мужчиной и женщиной с целью продолжения рода. Причем желательно, чтобы в семье было много (больше двух) детей, потому что 1-2 ребенка в семье не спасут никакую страну от депопуляции. Если Россия хочет укрепить статус консервативной державы, правительство которой действительно защищает семейные ценности, многодетные семьи должны получать особое внимание и поддержку.

7. Право родителей на выбор в области воспитания, образования и медицинского обслуживания своих детей. Кто рожает, воспитывает и растит детей, тот и имеет право преимущественного выбора во всех этих областях.

8. Контроль иммиграции. В этом нет национализма, а есть простой расчет: если правительство страны в качестве налогоплательщиков больше ценит мигрантов, а не собственных граждан, в этой стране никогда не смогут по-настоящему утвердиться консервативные ценности и поддержка многодетной семьи.

Пожалуй, это восемь основных традиционных ценностей, а остальные можно просто упомянуть, не ранжируя по значимости.

В число традиционных ценностей входит и отказ от наркотиков, которые либеральные прогрессисты пытаются навязать обществу: «легкие» наркотики уже легализованы в Калифорнии и многих других штатах США, а также в некоторых странах Евросоюза.

Сторонники традиционных ценностей также выступают против признания проституции «обычной профессией», что, несомненно, может разрушительно повлиять на сознание детей.

Легализацию проституции продвигают структуры Джорджа Сороса, которые хотят создать некий «профсоюз» сексработниц и сделать это беззаконие социально приемлемым занятием. Поскольку консервативные родители не желают, чтобы их дети рассматривали проституцию в качестве одной из возможных профессий, они выступают против такой инициативы.

Кроме того, традиционалисты критически оценивают концепции трансгуманизма, сторонники которых всерьез рассматривают такие футуристические сценарии, как превращение человека в продолжение компьютера, когда ему вживляется микрочип, увеличивающий его память и связывающий его с неким суперкомпьютером или облаком данных, неизвестно кем наполняемым и управляемым.

Также бурно обсуждаются в кругах правых консерваторов проблемы биоэтики завтрашнего дня, когда перед человечеством, видимо, встанет и комплекс вопросов, связанных с генной инженерией, нанотехнологиями, вживлением искусственных органов, мозга, продлением жизни и другими высокотехнологичными вмешательствами в жизнь человека.

В будущем христианам, судя по всему, придется держать уже последний рубеж обороны и защищать Богом созданное естество человека от революционных атак трансгуманистов, стремящихся сделать человека бессмертным и всемогущим.

Традиционалисты также против ювенальной юстиции, против либерального глобализма и размывания национальных традиций, суверенитета и идентичности,против излишнего упора на иммиграцию, особенно из неевропейских стран, что размывает и делает уже меньшинством европейские народности. Кстати, говорят, что на Британских островах самое популярное имя новорожденных — Мухаммед.

— А не может так случиться, что именно иммигранты из тех стран, где Мухаммед — самое популярное имя, как раз и сделают в той же самой Англии толерантные идеи непопулярными?

— На все воля Господня. В свое время энергичные варварские племена разрушили Римскую империю, но на ее развалинах создали новую цивилизацию. Так что вполне предсказуемым процессом можно считать такой, когда более динамичные и верующие люди внедряются в тело дряхлеющей цивилизации — в частности, в Евросоюз, и начинают оказывать на нее влияние.

— Кстати, а мусульмане в ВКС участвуют?

— Да, традиционные мусульмане. В 2014 году на Московском Конгрессе семей было зачитано среди прочих и приветствие муфтия. А на Московском демографическом саммите «Семья и будущее человечества» в 2011 году выступал ученый из Пакистана.

— Вы нашли какие-то точки соприкосновения по вопросу о человеческом естестве?

— Да. По крайней мере, т.н. авраамические религии — христианство, иудаизм и ислам — в этой точке сходятся при всех своих очевидных отличиях. Но в основном, конечно, членами ВКС являются представители христианских конфессий: православные, католики, традиционные протестанты — то есть те из них, кто понимает важность сохранения базовых человеческих ценностей и естественной семьи как фундаментального института человеческого общества.

Нам сказали: «Можно говорить о чем угодно, но не надо упирать на геев и Дарвина»

— Над чем надо работать просемейным силам в первую очередь?

— Долгосрочно изменить что-то в лучшую сторону в мире нам удастся только в случае, если дети будут получать то образование, которое не противоречит взглядам их родителей. Если родители — в первую очередь, христиане — научатся передавать свои ценности следующему поколению.

Ведь система массового обязательного школьного образования на Западе уже давно захвачена такими радикальными идеологами, как ультралиберальный миллиардер Джордж Сорос, который недавно завещал 18 млрд. долларов на продвижение целого пакета, как он считает, «хороших» вещей, куда входят легализация абортов, наркотиков, проституции и однополых «браков», распространение гендерной идеологии, эвтаназии и суррогатного материнства…

Я бы добавил к этому теорию эволюции Дарвина, т.е. ту концепцию, с которой когда-то начался мощнейший в истории христианства подрыв веры. Атака на традиции и национальные идентичности идет по всем фронтам сразу, и часто одни и те же организации продвигают весь этот букет. Поэтому Всемирный конгресс семей старается рассматривать весь этот комплекс идей в целом и разрабатывает стратегию противостояния им сразу на всех фронтах.

— Вернемся в Верону. Чему вы посвятили свое выступление?

— Я рассказал о том, что в России планируется к запуску такой важный проект, как научное сообщество «Разумный замысел». Планируется объединить ученых, академиков, серьезных исследователей. Некоторые из них, кстати, выступают под псевдонимами, т.к. опасаются репрессий со стороны «единственно верного учения Дарвина».

На Западе это хорошо задокументировано, даже фильмы сняты: люди, которые говорят, что последние научные данные опровергают теорию эволюции, становятся «нерукопожатными», их лишают финансирования, работы, выгоняют из университетов и НИИ, их просто подвергают гонениям, и карьера их заканчивается. Те люди, которые захватили власть в науке, движимы идеологией в значительно большей степени, чем поиском объективной научной истины.

— Вы думаете, с преподаванием дарвинизма можно что-то изменить?

— Последние данные генетики, палеонтологии и многих других наук содержат огромное количество фактов, которые просто невозможно объяснить, исходя из теории эволюции. То есть на самом деле дарвинизм рассыпается, как советский коммунизм, который казался таким мощным ещё в 1980-е годы, но потом настал момент, и от небольшого воздействия он рухнул в одночасье.

Есть много оснований полагать, что теория Дарвина находится в таком же положении, т.е. она со стороны производит впечатление мощной монополистической махины, которая захватила всё и является доминирующей «научной религией», но на самом деле, если копнуть глубже, она не выдерживает критики и может рухнуть так же быстро, как марксизм-ленинизм. Есть много ученых, поднимающих вопросы о научной обоснованности теории эволюции, включая академиков РАН, которые, однако, чаще выступают анонимно, опасаясь травли.

Одним из лидеров этого движения является кандидат биологических наук Илья Александрович Рухленко, который написал очень убедительную книгу «Что ответить дарвинисту». Сейчас идет подготовка к учредительному съезду Научного сообщества «Разумный замысел», который, возможно, состоится уже этой осенью в Москве.

Кроме того, планируется выпуск научно рецензируемого журнала, который будет освещать научные изыскания в данной области в выдержанной и сухой форме, а также более понятного широкой аудитории научно-популярного креационистского издания. Есть надежда, что у нас в России все-таки достаточно свободы слова для того, чтобы эти вопросы обсуждались, потому что, например, в Англии т.н. британские ученые, про которых уже анекдоты рассказывают, очень жестко пресекают подобный дискурс на корню.

Мы хотели вставить эти темы в пленарное выступление в Вероне, но нас попросили: «Можно говорить о чем угодно, но не надо упирать на геев и Дарвина».

— Да, это запретные темы.

— Я бы даже сказал: это неприкасаемые части парадигмы либеральных идей, и они, как две «священные коровы», оказались взаимосвязаны. И понятно почему: это краеугольные камни в атаке на христианское традиционное мировоззрение. Потому что именно эти две идеи используются наиболее эффективно для размывания христианской идентичности и традиционной культуры.

Тем не менее, в Вероне мы объявили о создании Научного сообщества «Разумный замысел», что вызвало положительную реакцию у аудитории.

Ученые будут ставить своей задачей представление этих вопросов на широкое общественное обсуждение, в том числе будут заданы вопросы и Министерству образования РФ с тем, чтобы видоизменить федеральные государственные образовательные стандарты (т.н. ФГОСы) таким образом, чтобы теория эволюции перестала преподаваться детям в учебниках в общеобразовательных школах и вузах под видом якобы «давно доказанного наукой» и «единственно верного» учения.

Семейное образование в Германии запретил ещё Гитлер

Мы хотим, чтобы наши дети были знакомы с разными естественнонаучными концепциями и были подготовлены к ведению аргументированной дискуссии, поэтому мы занимаемся в России реализацией программы семейного образования «Классические беседы».

«Классические беседы» в России — это российская, не противоречащая православному мировоззрению адаптация международной академической программы поддержки семейного образования с 20-летним опытом, к которой присоединились почти 50 000 семей (более 125 000 детей) по всему миру.

… В прошлом году большая Конференция семейного образования прошла в Санкт-Петербурге и Москве с участием сенатора Е. Б. Мизулиной и депутатов Госдумы В. В. Зубарева и И. А. Юмашевой.

Кстати, в 2012 году подобный конгресс состоялся в Германии, где семейное образование было запрещено еще Адольфом Гитлером, который заботился о том, чтобы все дети были индоктринированы в государственную идеологию национал-социализма.

— А этот гитлеровский закон в Германии когда отменили?

— В том-то и дело, что он до сих пор не отменен и используется в современной Германии для того, чтобы погружать детей уже в новую идеологию толерантности и политкорректности.

Таким образом, этой индоктринации в Германии избежать нельзя. Это обязательное государственное образование включает уроки «секспросвета», на которых детям прививают совершенно неприемлемые для традиционного сознания идеи. И были случаи, когда даже сейчас, в XXI веке, в Германии сажали в тюрьму переехавших из России родителей, которые отказывались отпускать свою девочку-подростка на уроки «секспросвета». Также семейное образование запрещено в Швеции в условиях победившей «ювенальной юстиции».

А мы боремся за то, чтобы во всех странах мира семейное образование было разрешено, потому что это фундаментальное право человека, ведь согласно статье 16.3. Всеобщей декларации прав человека ООН, родители имеют приоритетное право в выборе воспитания и образования для своих детей. Только тоталитарные режимы запрещают родителям учить собственных детей. У нас в России, слава Богу, с 1992 года семейная форма получения образования стала законной. СО находится в тренде современных тенденций в области образования, и результаты тех, кто учится на семейном образовании, как правило, превосходят результаты выпускников обычной школы.

Внешняя политика России разворачивается слева направо

— Алексей, вы и ваши партнеры много трудитесь на международном поприще. А официальные структуры Российского государства помогают в вашей деятельности?

— По всему видно, что внешняя политика России в последние годы во многом обрела некое идеологическое содержание. У нас наметился альянс с традиционными христианами Европы, Америки и всего мира. И никакие санкции, никакие злобные, лживые и агрессивные кампании в масс-медиа не смогли нас поссорить. Мы их преодолели, и сейчас русские, американцы, европейцы вместе борются за традиционные семейные ценности, несмотря на совершенно чудовищные обвинения и конспирологические схемы, видящие во всем «руку Кремля», русскую поддержку евроскептиков и пр.

В конце мая грядут выборы в Европарламент, и весь либеральный истеблишмент и все либеральные СМИ весьма озабочены ростом популярности правых — как они говорят, «популистских», т.е. опирающихся на волю народа, — партий. Поэтому про участников международного консервативного движения сейчас публикуют так много небылиц, что просто диву даешься буйству человеческой фантазии. Страсти кипят, т.к. это пульсирующий нерв реальной европейской и мировой политики.

Если вы помните, СССР традиционно поддерживал левые, коммунистические, социал-демократические, национально-освободительные движения во всем мире: в Латинской Америке, в Африке, в Азии. Потом, после «перестройки», в 1990-е годы и даже в «нулевые», в нашей стране образовался идейный вакуум, отсутствовала идеологическая составляющая внешней политики.

В частности, официально провозглашалось, что у нас «прагматизм»: мы просто продаем нефть и газ кому угодно, и что у России больше нет никакой «национальной идеи». Но в последние 10 — и особенно 5 — лет у нас начала-таки выкристаллизовываться некая идейная составляющая, и Россия на международном уровне начала восприниматься в качестве защитника традиционных ценностей.

— Какие признаки государственного дрейфа России в сторону консервативных ценностей вы можете указать?

— Мы это видим даже на уровне ООН, где я являюсь послом Всемирного конгресса семей, и где в Нью-Йорке и Женеве мы периодически участвуем в мероприятиях по отстаиванию традиционных ценностей от агрессивных атак гендерных, проабортных, ЛГБТ-лоббистов.

Эта же линия прослеживается и на уровне альянса с традиционалистами, такими как Орбан, Сальвини, Марин Ле Пен, с политиками набирающей популярность партии «Альтернатива для Германии». Все они выступают за снятие санкций с России.

Получилось, что в последние годы Россия стала приобретать союзников именно в кругах консерваторов — среди христиан, правых, просемейно настроенных людей. И поддержка ВКС на уровне приветственных писем от Совета Федерации, Госдумы, Святейшего Патриарха свидетельствует о том, что этот альянс действительно существует, и что он мощно поддержан обычными людьми во всем мире.

Международный форум «Многодетная семья и будущее человечества»

Мне кажется, нашему МИДу и вообще руководству страны нужно ясно осознать и активнее использовать эти новые связи. Важно понять, что большинство нормальных людей во всем мире — за традиционные ценности, и если Россия будет и дальше их последовательно отстаивать на уровне правительства, на уровне общественных организаций, то это будет очень позитивно воспринято, вызовет симпатии и мобилизует поддержку половины населения земного шара.

— Боюсь, Россию уже демонизировали до предела…

— А вы помните, когда начался новый виток демонизации России? В 2013 году — сразу после введения нашим правительством запрета пропаганды гомосексуализма среди детей и подростков, и это ещё до известных событий на Украине. Именно тогда Барак Хусейн Обама, Дэвид Кэмерон и другие лидеры либеральных сил начали международную кампанию с призывами к бойкоту Олимпийских игр в Сочи из-за притеснений ЛГБТ-сообщества в России.

Все эти попытки изоляции нашей страны как раз и были направлены на разрушение нового образа России. И нам нужно, мне кажется, это понимать и более осознанно и активно продвигать образ консервативной России — защитницы традиционных ценностей как во внешней, так и во внутренней политике. И у нас есть все условия для успеха (хотя и проблем тоже хватает).

В Италии родителей вновь стали официально называть «отец» и «мать»

— А есть ли какой-то законодательный толк от проведенных Конгрессов?

— Есть, конечно же. Так, после будапештского конгресса правительством Венгрии были приняты меры усиленной поддержки семей. Об этом подробно рассказывала в Вероне венгерский министр по делам семьи Каталин Новак. В этой стране сейчас, пожалуй, самая сильная государственная семейная политика: каждой молодой семье дается субсидия порядка 30 000 евро на покупку или строительство жилья. Причем после рождения первого ребенка размер долга сокращается, а после рождения четвертого ребенка долг вообще аннулируется!

У нас в России тоже принят ряд мер по поддержке многодетных семей: это и материнский капитал, и предоставление в некоторых регионах бесплатного земельного участка после рождения третьего ребенка, и бесплатная парковка, и проездные льготы, и скидки на коммунальные платежи и налоги. Но в Венгрии комплекс мер социальной поддержки молодых и многодетных семей выглядит еще более убедительно, поскольку венгры рьяно взялись в последние годы за сохранение своей нации.

— С Венгрией понятно. А в законодательстве самой Италии изменилось что-нибудь после прошедшего Конгресса?

— Да, буквально через 2 недели после веронского Конгресса правительство Сальвини отменило наименования «родитель №1» и «родитель №2» в графе «родители» итальянских свидетельств о рождении и заменило их привычными наименованиями «мать» и «отец».

Министр по делам семьи Лоренцо Фонтана отменил многие «гендерные перегибы на местах» и взял курс на то, чтобы запретить гей-парады и ограничить разрушительное воздействие этих радикальных революционных идей, которые ускоренно вводились предыдущим либеральном правительством Ренци.

Верона была объявлена городом, дружественным к семье: там запрещено государственное финансирование абортов. Многие другие итальянские города тоже присоединились к этой инициативе, что вызвало шквал недовольства либералов. При этом, конечно, есть и ограничения: Сальвини не может сразу провести все изменения, которые бы он хотел, но он их озвучивает, и его намерения имеют поддержку народа.

— Другие политики поддерживают просемейные инициативы Сальвини?

— О, из-за проведения ВКС в Италии чуть на развалилась правящая коалиция. Партия «Лига» действует совместно с движением «Пять звезд» — левым антиистеблишментским движением. В связи с ВКС у них произошла размолвка, которая обсуждалась на первых страницах итальянских газет. Сальвини поехал на Всемирный конгресс семей, а Ди Майо, его партнер по коалиционному правительству от «Пяти звезд», наоборот, резко осудил это «гомофобно-фашистское собрание». При этом акции «Пяти звезд» падают, а популярность Сальвини растет. И по мере ее усиления, я надеюсь, что они еще последовательнее и решительнее будут реализовывать просемейные инициативы.

Сейчас в итальянском парламенте на рассмотрении находится несколько таких инициатив, которые пока блокируются либеральным истеблишментом, но что-то удается внедрить. Поэтому определенное позитивное воздействие, конечно же, есть. При этом надо понимать, что в мире идет борьба между двумя идейными течениями (конечно, весьма неоднородными): правоконсервативным и леволиберальным, причем ресурсы противоположной стороны огромны, и они ставят различные препятствия на пути реализации позитивных мер, которые пытаются принять представители противоположного лагеря.

Даже у нас, в стране якобы «победившего консерватизма» и «засилья РПЦ» (по определению либеральной прессы), не так легко проводить реально действующую семейную политику.

К примеру, Патриарх Кирилл много раз просил вывести аборты из обязательного медицинского страхования, но это до сих пор не сделано. Мы-то с вами знаем, что сопротивление существует и у нас в стране, хотя…

Либеральное лобби сильно везде, и Россия тут не исключение

— Думаю, тут значение имеет не столько либеральное противодействие, сколько деньги, деньги и деньги.

— Да, деньги и лобби. Недавно я принимал участие в дискуссии про суррогатное материнство на «Спас ТВ», и мы как раз обсуждали, насколько мощное лобби в защиту этого явления действует в мире. И даже у нас в стране его влияние тяжело преодолеть. А что говорить про небольшие страны, такие как Сербия, Молдавия, Грузия? Да и в Италии, где министр внутренних дел Сальвини выступает со всех трибун за семейные ценности, его инициативы встречают упорное сопротивление, в результате чего ему не дают их реализовать в том объеме, в котором это необходимо.

Карикатура на Всемирный конгресс семей в Вероне

 Интересно, что Сальвини пришел к своей консервативной позиции лишь в последние годы. Он сказал: «Я осознал важность семьи», и это самое главное. Однако благие намерения проще иметь, чем осуществить. Трамп, кстати, уже сделал много позитивного: запретил трансгендерам служить в американской армии, отменил финансирование абортов за границей за счет американского бюджета. Обама, его предшественник, ввел трансгендерные туалеты, душевые и раздевалки в государственных (!) школах, а Трамп их отменил.

— Что значит «отменил финансирование абортов за границей»?

— Это значит, что Трамп запретил продвигать аборты в других странах за счёт американских налогоплательщиков. И несмотря на все либеральные нападки, есть ощущение, что этого человека вполне могут переизбрать на второй срок, потому что реальные достижения, особенно в области экономики, у него достаточно приличные.

Так что на самом деле мы видим рост значимости традиционных ценностей, национальной идентичности, культурных ценностей, основанных на вере и национальных традициях, — эти вещи понемногу набирают популярность. И те люди, которые считают традиционные ценности важной основой жизни, меняют отношение к России и начинают смотреть на нас с надеждой. И было бы очень хорошо, если бы наша страна последовательно двигалась в сторону еще более просемейной внутренней и внешней политики. Но, к сожалению, мы этого не видим в той степени, в какой нам, православным консерваторам, этого хотелось бы.

— Однако стоит признать и горькую истину: при всем либерализме нынешней Европы отношение к детям там зачастую лучше, чем в нашей, хотелось бы верить, консервативной России.

— Что вы имеете в виду?

— Например, мою жену, когда она одна идёт гулять с детьми (у нас их пока трое), постоянно останавливают и спрашивают: «Это все ваши?», «А зачем вы их рожали?» и т.д. В целом наблюдается, к сожалению, не совсем здоровое отношение к многодетным.

— На самом деле, в Европе и Америке те же самые проблемы, что и у нас: и там на многодетных косо смотрят. Просто у нас люди более прямолинейные: они открыто показывают свою реакцию на вещи, которые их раздражают. В Европе большинство ведет себя внешне более воспитанно, потому что открыто выражать негативные чувства не принято.

Но многодетные люди испытывают на себе то же самое. Скажем, Президент ВКС Брайан Браун, мой знакомый, у которого сейчас девять детей и десятый на подходе, говорит, что в Америке на их семью смотрят очень подозрительно — как на каких-то чокнутых. Вообще считается, что если трое детей — то ладно, а если четверо и больше — значит, всё, люди со «странностями». Мне кажется, во всем мире есть негативное отношение к многодетным, — это нам Мальтус и его бредовая теория перенаселения Земли до сих пор аукается.

Несколько лет назад вышла книга ученого-демографа Эрика Кауфманна, в которой он утверждает, что именно религиозные люди наследуют землю. Ведь только глубоко верующие люди — христиане, иудеи, мусульмане — стараются иметь много детей. (См. его книгу Eric Kaufmann. Shall the Religious Inherit the Earth?: Demography and Politics in the Twenty-First Century. Profile, 2010 — Ред.). Подвиг самопожертвования, самоотречения ради такого труда, как воспитание многих детей, может происходить только в том случае, если у человека очень мощная религиозная идейная мотивация.

Религиозные люди рожают детей больше, чем атеисты, тем более — геи и феминистки. Есть, скажем, движение «child-free», пропагандирующее добровольную бездетность, так эти люди, очевидно, не передадут свои идеи никому из детей (их просто нет) — и прекратят существование. А вот многодетные религиозные люди, возможно, со временем составят большинство населения Земли. Посмотрим, может, в какой-то степени будущее будет развиваться именно по такому сценарию.

— Сузим всё же ситуацию до России: как донести до простых людей мысль о том, что много детей — это нормально, причем даже в плане финансов не настолько обременительно, как многие думают?

— Да, есть такой феномен, который многие замечали: чем больше детей, тем больше Господь дает и материального благосостояния. Часто такое бывает (хотя и не всегда).

Но для по-настоящему целеустремленных и верящих в Бога и себя людей, как правило, находятся какие-то пути и средства решать как организационные, так и материальные проблемы. Хотя бывают, конечно, и по-настоящему трудные и даже трагичные ситуации, из которых невозможно самостоятельно выбраться.

Дети до 17-ти: 65 тысяч часов влияния СМИ

А в «непрестижности» многодетности, мне кажется, ключевую роль играют СМИ, телевидение, массовая культура. И мне вообще странно видеть, что в нашей стране люди с высоких трибун произносят совершенно правильные вроде бы вещи, а в СМИ по-прежнему доминирует деструктивный подход, и никто не замечает противоречия. При этом дети получают основной воспитательный импульс именно из СМИ…

Есть поразительная статистика: от момента рождения до достижения 17 лет молодые люди потребляют в общей сложности более 65 тысяч часов влияния СМИ. 

Это в 6 раз больше времени, которое они проводят в школе, в 30 раз больше времени вдумчивого общения со своими родителями и в 60 раз больше времени, проведенного в церкви.

Получается, что именно средства массовой информации — телевидение, интернет с его социальными сетями, индустрия кино и компьютерных игр — являются главными воспитателями современных детей. И что они транслируют, то и закладывается в души и умы представителей следующего поколения.

Мне кажется, нужно очень сильно озадачиться тем, чтобы в положительную сторону изменить телевидение, интернет и другие медиа. А пока что каких-то кардинальных изменений, улучшений в этих областях не видно.

— В своей семье вы как решаете эту проблему?

— У нас в доме уже лет, наверное, 15 нет телевизора, и мы этому очень рады. Мы с супругой Ириной стараемся ограничить влияние масс-медиа на наших 4 маленьких детей, подготовив их таким образом к тому, чтобы во взрослой жизни они могли сами делать осознанный выбор. Но бомбардировать ребенка какими-то странными сообщениями, которые непонятно кто и с какой целью для него подобрал, нам кажется странным и небезопасным.

Также странно, почему в состав общественного совета Комитета Госдумы по культуре входит Сергей Шнуров, который вместе со своей музыкальной группой «Ленинград» делает мат, похабную лексику и сквернословие не только допустимым, но даже модным в современном обществе явлением.

Как это сочетается с желанием государства воспитывать культурную молодежь, передавать ей традиционные ценности, совершенно непонятно. Вообще Министерству культуры, а может быть, и Русской Православной Церкви нужно более активно участвовать в формировании позитивной информационной повестки для масс-медиа, хотя я понимаю, конечно, что это очень сложный вопрос и нельзя навязывать что-то людям, как было при СССР, потому что это может вызвать отторжение.

— А есть ли, по-вашему, положительные примеры нескучного преподнесения полезной и по-настоящему важной информации?

— Конечно, есть. Прекрасный пример того, как это можно хорошо делать, — парки «Россия. Моя история». Интерактивная высокотехнологичная подача материала интересна молодежи, и в этой подаче дается правильный взгляд на ключевые вещи. Я водил в эти парки многих своих иностранных друзей и знакомых — и они просто не могли оторваться, говорили: «У нас в Америке и Европе ничего подобного нет». Да, это прорыв, но как перенести этот опыт на телевидение?..

У нас только 5% населения ходит в храмы, а основная масса народа православная лишь номинально. Да, 70% россиян называют себя православными, но мы-то понимаем, что люди верят при этом во что угодно — в гороскопы, астрологию, инопланетян… И если у нас большинство населения не примет в качестве основы мировоззрения традиционные здравые христианские ценности, то смешно будет говорить о каком-то прорыве на международной арене.

И мы молимся о том, чтобы будущее России развивалось именно по этому сценарию. Для этого в нашей программе поддержки семейного образования «Классические беседы» мы как раз пытаемся именно его передать детям, а вместе с ним — и патриотизм настоящий, и правильное понимание истории, и интерпретацию научных фактов через сочетание современных достижений науки и глубины православного мировоззрения.

Алексей Комов в Вероне

Беседу вёл Антон Поспелов

Источник: Православие.ру

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке