Павел Пожигайло: «Закон может разорвать наше государство на мелкие осколки» (15.05.19)

Вчера члены Общественного совета при Министерстве культуры России под председательством Юрия Полякова обсудили концепцию проекта федерального закона «О культуре», сообщает сайт Минкульта. Заседание прошло в Российском фонде культуры.

С докладом на мероприятии выступил директор Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева Владимир Аристархов. Он отметил, что необходимость в новом законе о культуре назрела давно, однако существующий проект закона нуждается в доработке.

«Проект закона «О культуре» очень хорош по своей задумке. Сегодня по-прежнему действуют законы, принятые много лет назад. Они во многом устарели, во многом уже отменены другими законами. И конечно, есть проблемы, которые требуют решения именно на уровне законодательства», — сказал он.

Свое мнение по поводу концепции проекта федерального закона «О культуре» также высказали: исполнительный директор НП «Всероссийское хоровое общество» Павел Пожигайло, председатель правления Союза художников России Андрей Ковальчук, президент Славянского творческого союза «Золотой витязь» Николай Бурляев и другие члены Общественного совета при Минкультуры России.

По итогам выступлений была принята резолюция, в которой делается вывод: несмотря на наличие в проекте многих конструктивных идей, текст концепции требует серьезной доработки на концептуальном уровне для приведения его в соответствие со Стратегией национальной безопасности и Основами государственной культурной политики.

Решением Общественного совета создана рабочая группа во главе с Юрием Поляковым для подготовки конкретных предложений по доработке концепции закона «О культуре». Рабочей группе предстоит учесть все предложения, высказанные на заседании по данному вопросу.

В декабре 2017 года Президент России Владимир Путин на заседании Совета по культуре и искусству призвал к серьезному обновлению государственной политики в области культуры. Он предложил членам совета, деятелям культуры и представителям профильных ведомств принять активное участие в работе над новым законом.

Для подготовки законопроекта в марте 2018 года была образована рабочая группа, в состав которой вошли деятели культуры и искусства, руководители ведущих учреждений культуры страны, представители Администрации Президента, аппарата Правительства, федеральных органов исполнительной власти. Ранее советник Президента РФ по культуре Владимир Толстой выразил надежду, что закон будет принят в конце 2019 года.

Итоги заседания подвел в телефонном интервью «Русской народной линии» его участник, член Общественного совета при Министерстве культуры России Павел Анатольевич Пожигайло:

В Концепции закона «О культуре» не отражены целые знаковые и значимые отрасли культуры. Например, цирковое искусство. Аскольд Запашный в своем выступлении отметил, что в Концепции не упомянуто цирковое искусство. Аналогичные претензии высказывались о народных промыслах. В свою очередь я высказал позицию по хоровому обществу. Важные области культуры были забыты.

Также обсуждали технические вопросы, связанные с тем, что финансирование перейдет от государства к неким творческим союзам. То есть союз могут создать три человека и формально претендовать на финансирование. Предполагаю, что думали о таких союзах, как Союз театральных деятелей и Союз художников. На заседании были заданы серьезные вопросы, насколько целесообразно государственные средства передоверять подобным организациям.

А главный вопрос — вопрос идеологии. По этой теме выступал Владимир Владимирович Аристархов. Затем было предоставлено слово мне. После моего выступления говорили Николай Петрович Бурляев и Михаил Юрьевич Лермонтов.

Вышеперечисленные выступления были посвящены идеологии. Я высказывался на площадке комиссии Государственного совета, членом которого я являюсь по разработке закона «О культуре». Также высказывал свою позицию на слушаниях в Общественной палате. Мое мнение было воспринято с трудом — меня перебивали, хотя мое выступление было спокойным и достаточно выверенным. Также мне удалось довести свою позицию на площадке Народного фронта.

В чем же заключается моя позиция?

Законопроект «О культуре» — новая религия. Законом предлагается пятая традиционная конфессия, в которой творцы являются жрецами. Государство никоим образом не может влиять на их творческую позицию. Более того, государство обязано финансировать любую творческую деятельность. Поэтому никем и ничем не регулируемые творцы становятся жрецами.

Государство полностью выводится из регулирования культурного пространства. Согласно закону, государство никоем образом не должно влиять на государственную политику в сфере культуры. В двух статья прописано, что государство не имеет права ни кадровыми назначениями, ни отказом в финансировании и никакими иными актами (прокатное удостоверение, регламент) отказать автору, если он имеет свои политические взгляды, свои этнические предпочтения, свой взгляд на историю России.

О чем идет речь? Например, какой-нибудь режиссер озаботился депортацией чечено-ингушского народа. И заявляет: я настолько озабочен этой проблематикой, что по ней собираюсь снять фильм. И он снимает фильм о1943 годе. Горцы попадают в госпиталь, где всех режут и убивают. А далее показывают утро в ауле. Семья спит. Вдруг врываются нквдшники и убивают всех. Затем чечено-ингушский народ вывозят в Казахстан, где он замерзает. И если снять такой фильм, то мы получим третью кавказскую войну. Подобный фильм спровоцирует эмоциональный и гордый народ на конфликт. Это не шутки!

Сейчас министр культуры Владимир Мединский может отказать в финансировании подобного сценария, отказать такому фильму в выдаче прокатного удостоверения. У министра есть инструменты влияния, также действуют различные художественные советы. А по новому закону все эти инструменты влияния отменяются, что неизбежно приведет к появлению фильмов о Власове или о необходимости сдачи Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

Закон будет защищать все эти исторические изыски, которые представляют угрозу национальной безопасности России.

Закон «О культуре» предполагает исключить из ФЗ № 148 публичные пространства. На сегодняшний момент — это кинотеатры, театры и другие заведения, куда продаются билеты. Если какой-нибудь Мездрич № 2 поставит Тангейзер, то это можно делать в закрытых помещениях, например, в МХТ. И лоббисты закона говорят, что творец может делать всё, что пожелает. А наша свобода ограничивается лишь тем, что мы можем не покупать билет. Понятно, что разные изыски про мусульманские ценности будут минимальны в силу панического страха из-за тех, кто может на входе театра встретить творцов. Феномен Шарли Эбдо работает. Соответственно, оттаптываться будут на нашей русской православной истории и придумывать в разных вариациях всякие сценки и спектаклики. А закон будет на их стороне, если они творят в этих пространствах. Не надо обладать шибко большим умом, чтобы понять, что такая вакханалия долго продолжаться не будет, ибо вызовет волну справедливых протестов.

По большому счету, закон «О культуре» — это мощнейшая провокация. Понятно, что будут революции, резание голов и столкновение разных групп. Сегодня разгорается конфликт в Екатеринбурге вокруг строительства храма. После вступления закона в силу будет то же самое, только в тысячи раз мощнее и масштабнее. Возникнет антисемитизм, потому что люди вспомнят о национальности Мездрича или Учителя. Возникнет целый ряд дьявольских явлений.

В связи с этим возникает вопрос: а зачем нам нужен такой закон «О культуре», который может разорвать наше государство на мелкие осколки?

И я нигде не слышу ответа.

У меня есть два предположения. Закон «О культуре» — это сознательная диверсия или зловещая игра нашей власти в плохого-доброго полицейского. Напомню, что часть Федерального Послания Президента посвящена традиционным семейным ценностям и демографии. В Майских указах говорится о передаче наших традиций. Когда же говорится о государственной культурной политике, то речь идет о сбережении гражданской идентичности, передаче традиций и семейных ценностей. Президент в последние годы только об этом и говорит. Новый закон — антитеза всему тому, что говорил Владимир Путин. Если будет реализована эта концепция закона «О культуре», Россия погрязнет в серьезных конфликтах, возникших на религиозной и национальной почве. А далее — гомосексуальные изыски и прочие извращенства.

В этом законе нет определения культуры. А как можно принимать закон «О культуре», не дав в нем определения культуре? Даже в «культурной политике» культура обозначается как воспитание гармонично развитой личности. А в Концепции и будущем законе побоялись дать подобное определение культуры. Какое целеполагание у закона?

Слава Богу, Общественный совет, в отличие от вышеперечисленных площадок, принял решение не поддерживать Концепцию. Сейчас создана рабочая группа, в которую вошел и я, а также целый ряд членов Общественного совета. Мы договорились собраться ближе к концу мая, чтобы консолидировано обобщить наши претензии и направить их в Администрацию Президента, в комиссию Вайно по разработке закона «О культуре». Свои предложения мы направим и в комиссию Госсовета.

По крайней мере, меня порадовало, что члены Общественного совета озабочены этой проблемой. Это маленькая победа. Будем расширять плацдарм.

Источник: Русская Народная Линия

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке