Протоиерей Владимир Вигилянский: «Претензии Вселенского Патриарха к нам. 1924 год. Ничего не напоминает?» (05.09.18)

НИЧЕГО НЕ НАПОМИНАЕТ?

1 июня 1924 года, «Известия»:

«Московский представитель Вселенского патриарха архимандрит Василий Димопуло сообщил представителю РОСТа следующее: «Константинопольский патриарший Синод, под председательством Вселенского патриарха Григория VII, вынес постановление об отстранении от управления Российской Православной Церковью патриарха Тихона, как виновного во всей церковной смуте. Постановление это вынесено на заседании Синода при Вселенском патриархе 6 мая и принято единогласно». […]
Одновременно Вселенский Патриарх признал (обновленческий) Российский Синод официальным главой Российской православной церкви и запретил к священнослужению всех иерархов, бежавших из России в эмиграцию, во главе с Антонием Храповицким. Все эти иерархи предаются церковному суду».

Через несколько дней, 6 июня, выписки из протоколов заседаний Константинопольского Синода по русским церковным делам были отправлены архимандритом Василием особым письмом Патриарху Тихону.

Глава Православной Российской Церкви ответил самому Патриарху Григорию:

«Прочитав указанные протоколы, – писал святитель Тихон, – Мы немало смутились и удивились, что представитель Вселенской Патриархии, глава Константинопольской Церкви, без всякого предварительного сношения с Нами, как с законным представителем и главою всей Русской Православной Церкви, вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви. Священные Соборы (см. 2-е и 3-е правила II Вселенского Собора и др.) за епископом Константинопольским […] признавали и признают первенство перед другими автокефальными Церквами чести, но не власти.

[…] Всякая посылка какой-либо комиссии без сношения со Мною, как единственно законным и православным Первоиерархом Русской Православной Церкви, без Моего ведома не законна, не будет принята русским Православным народом и внесет не успокоение, а еще большую смуту и раскол в жизнь и без того многострадальной Русской Православной Церкви».

В июле 1924 года представитель Фанара архимандрит Василий обратился от имени Вселенского Патриарха и «всего Константинопольского пролетариата» к главе Секретариата по делам культов при Президиуме ЦИК СССР П. Г. Смидовичу:

«Одолев своих врагов, победив все препятствия, окрепнув, Советская Россия может теперь откликнуться на просьбы пролетариата Ближнего Востока, благожелательного к ней, и тем еще больше расположить к себе. В Ваших руках, тов. Смидович, сделать имя Советской России еще более популярным на Востоке, чем оно было ранее, и я горячо прошу Вас, окажите Константинопольской Патриархии великую услугу, как сильное и крепкое правительство могущественной державы, тем более что Вселенский Патриарх, признаваемый на Востоке главой всего православного народа, ясно показал своими действиями расположение к советской власти, которую он признал».

Источник: АП-ПА

материал по теме:

А. В. МАЗЫРИН «ПАТРИАРХ ТИХОН И КОНСТАНТИНОПОЛЬСКАЯ ПАТРИАРХИЯ: К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ ФАКТИЧЕСКОГО РАЗРЫВА ОТНОШЕНИЙ»

В статье рассматривается развитие взаимоотношений Русской и Константинопольской Церквей в период правления святого Патриарха Тихона (1917–1925). Возникшие в греческой среде после поражения Турции в Первой мировой войне планы по превращению Константинополя в «реальный всеправославный центр» и подчинению ему остальных Поместных Церквей привели к развитию беспрецедентной экспансии Вселенской Патриархии в мировом масштабе, причем преимущественно за счет захвата епархий и приходов Русской Церкви. В целях превратить свое первенство чести в православном мире в первенство власти Константинополь был заинтересован в ослаблении Московского Патриархата. Одновременно с этим с 1922 г. стало проявляться стремление Фанара (Константинопольской Патриархии) заручиться поддержкой советской власти во взаимоотношениях с правительством Турции, а также в решении обострившихся материальных проблем Вселенского Престола. В совокупности эти причины привели к открытому переходу Константинопольской Патриархии на сторону обновленческого раскола в России в 1924 г., что сделало сохранение канонического общения с ним для Русской Православной Церкви практически невозможным.

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке