Сергей Шаргунов: «Бег по мукам. Письмо бабушки и внука — беженцев с Донбасса» (02.09.18)

Знаю точно: будут те, кто не захочет выражать им сочувствие. Скажут: пускай возвращаются обратно туда, откуда приехали. Куда? На «линию соприкосновения»? Спорить не хочу. Моё дело — помочь этим двум русским людям, чудом уцелевшим в войне.

Пришло письмо от пенсионерки Людмилы Васильевны Сухоносовой, бежавшей от войны из донбасской Макеевки с внуком-сиротой Артёмом. «Родных у нас нет, мы одни в этом мире».

Летом 2014-го оказались на территории разлома — между двух огней. «Всё горело, стреляло и взрывалось». Все бежали и они побежали. Единственный поезд уходил в сторону Харькова, надо было выбирать — либо на Украину, либо прорываться в Россию. Сухоносовы выбрали Россию. И с толпой беженцев попали в Крым.

Едва успели получить временное убежище, как их тут же выслали в далёкую Якутию. «ФМС г. Нерюнгри почти год меня футболили, не принимали документы на временное проживание. Мы жили за счет людей, кто что приносил. Дай Бог им всем здоровья!» Хождение по кабинетам, сбор документов, медкомиссии, отказы, жалобы, повторные подачи, расходы, госпошлина… Спустя 9 месяцев мытарств Людмиле Васильевне и Артёму оформили вид на жительство, хотя до этого трижды возвращали документы. «Поселили нас в деревяшку, договор соцнайма не выдают. В квартирке очень холодно, углы промерзают, Артём спит одетый, каждый месяц по две недели болеет. А зима суровая, за -50 градусов мороза».

Борьба за выживание. Здоровье подводит пожилую женщину, каждый день вызывает «скорую», а внук-сирота может оказаться в детдоме. Сейчас Артёму 11 лет. Он хорошо учится в школе, занимается музыкой, играет на гитаре.

«Мы не нуждаемся в материальной помощи (подчеркнуто двумя чертами). Мы нуждаемся в поддержке, и чтобы кто-то рядом находился, на кого я могла положиться в трудную минуту. Помогите, пожалуйста, с гражданством, это может изменить наше трудное положение».

Хотят ли они вернуться в Донбасс? Могут. Но бабушка и внук признаются, что сильно напуганы войной. Были погибшие знакомые… Серьёзные обстрелы происходили ещё сравнительно недавно. Да и жизнь в местах, порушенных войной, по-прежнему очень тяжела. Нынешняя мечта — обрести мало-мальски нормальное пристанище в России.

Убеждён: нужно поскорее предоставить им российское гражданство — для этого есть все необходимые основания. Обратился в МВД по Республике Якутия и к и.о. главы республики Айсену Николаеву с просьбой оказать Людмиле Васильевне и Артёму помощь и содействие. В ближайшие дни получу ответ по Сухоносовым на личной встрече с руководством ФМС. И по поводу ещё множества других людей, обратившихся ко мне.

Талантливейшие и достойнейшие люди обегают круги бюрократического ада и пребывают у нас на птичьих правах, ожидая выдворения в любой момент — некоторых опасаются высылки на расправу в Киев и просят не называть открыто их имён.

О каких демографических провалах, о каком обезлюживании речь, если отторгаем своих, за горе которых, кстати, должны нести ответ? Почему Россия ведёт себя, словно суровая мачеха, по отношению к тем, кто считает её родной матерью?..

Надеюсь, уже осенью в Думе будут рассмотрены законопроекты, принципиально меняющие положение соотечественников в России.

По крайней мере — обещают. Обещаний немало, и важно тщательно отслеживать, как они выполняются.

Например, давно обсуждалось решение о необходимости 25-ти процентной надбавки к фиксированной выплате страховой пенсии для неработающих пенсионеров, живущих на селе, у которых не менее 30 лет стажа в сельском хозяйстве. И на многих встречах (прежде всего на Алтае, где самая большая площадь пашни в стране) меня спрашивали об этом. В селе каждая копейка на счету. Особенно у пожилых людей. Теперь эти выплаты обещаны уже с 1 января 2019 года.

Надо выцарапывать копейки для людей, драться за послабления для страждущих, понимая те жестокие условия, которые навязаны нам всем.

Недавно писатель Эдуард Лимонов в интервью журналисту Юрию Дудю заметил, что произносит вызывающие резкости, адекватность которых становится понятна только со временем. Сколькие потешались, когда сквозь эйфорию перестройки прорывался лимоновский скептичный голос: страна кончает жизнь самоубийством. Вопросы продвижения НАТО, будущего Восточной Европы, жизней 30 миллионов русских в советских республиках не занимали тех, кто в общем порыве принимал декларации независимости и рвал с «проклятым наследием» прошлого. А экзотический фрукт, «эпатажный одиночка» сразу понял, что означают сербская, абхазская, приднестровская войны, сразу, на заре 90-х заговорил о неизбежном конфликте по поводу Крыма и Донбасса. Лимонов, отлично знающий Запад со всеми тамошними острыми углами, трезво призывал не впадать в идиотическое упоение его туманно-сладостным образом.

Лимонов же призывал остановить обман приватизации и мошенничество залоговых аукционов, говорил о фальшаке ваучеров, о тотальном вымирании народа, и о женщинах, не желающих рожать, и о победе криминала… И российский парламент защищал в 93-м, раньше многих других поняв, что происходит с законом и демократией. Но всё равно для самодовольных всезнаек он дик и смешон, большой писатель, пророчествующий о том, что впереди большие потрясения, а тема судеб соотечественников за пределами страны станет ещё острее и трагичнее. Трезвость и смелость кажутся безумием и нелепостью. Хотя прислушались бы и к тому, что говорит Лимонов о грядущей планетарной экологической беде, и о том, что с социально-экономической несправедливостью в России непременно придётся что-то делать.

Новые вызовы — вот уже перед глазами.

Конечно, не только я, но и миллионы сограждан не можем принять «пенсионную реформу».

Пожалуй, даже и тут прав тот же Лимонов, когда пишет, что президент достаточно эмоциональным выступлением пожертвовал своим рейтингом, избавляя от массового порицания следующего президента. По-своему это рисковый шаг, готовность вызвать огонь на себя.

Но огонь-то всё жарче.

Люди всё отчётливее спрашивают о страшном имущественном неравенстве в стране. Почему менее 1% контролируют более 71% национальных богатств? Фигурантов российского списка Forbes можно нахваливать, называя усердными трудягами, только непонятно: а что, остальной народ — лишние, те, кого можно оставить за скобками, за чертой бедности и на этой жуткой черте?.. По данным ЦБ, за последние 17 лет вывезено 750 млрд. долларов. А ещё, пока большинство нищает, совокупное состояние 200 крупнейших бизнесменов выросло за год на 28% — с 360 до 460 миллиардов долларов. Куда и кому идут эти деньги?..

Массовая поддержка «русской весны» в 2014-м означала надежду на обрубание связей «элитки» с теми пространствами, куда выводятся деньги и детки.

Бедные люди, быть может, и готовы были бы подзатянуть пояса, но вряд ли готовы наблюдать при этом унизительное роскошество и презрение «высшего класса». Крайне востребованное сегодня лекарство иногда называют национализацией элиты. Рано или поздно вопрос о том, чтобы государство стало социальным, то есть человечным будет поставлен в нужном масштабе. Хорошо бы всё-таки заглянуть в сверхдоходы супербогатеев — для начала. А ещё ради всё той же справедливости надо давать быстро и просто паспорта всем нашим людям, которые того просят.

Включая беженцев из Донбасса Людмилу Васильевну Сухоносову и её внука Артёма.

Источник: Свободная Пресса

Подписывайтесь на наши новости в Фейсбуке